Среда, 22.11.2017, 15:41Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Статистика



            # # # # # #
              # # # # #

                                                                | 1 | 2 | 3 4567 | 8 |

Одним из интересных аспектов, к которым обращаются исследователи творчества и биографы семьи Бронте, являются портреты и фотографии Шарлотты Бронте, сделанные при жизни писательницы.

Известно, что приведенный ниже портрет
Шарлотты Бронте
, написанный Джорджем Ричмондом (George Richmond, 1809 — 1896) в течение многих лет считался единственным писательницы, сделанным при ее жизни.




Шарлотта Бронте. (Портрет работы Джорджа Ричмонда, 1850)


Однако недавно был также обнаружен портрет Шарлотты Бронте, написанный мелом ок. 1843 года.



Недавно обнаруженный портрет Шарлотты Бронте, написанный ок. 1843 года.


Предполагается, что ценная находка может быть рисунком  Мэри Диксон (Mary Dixson), сделанным в Брюсселе во время вторичного пребывания Шарлотты в пансионе супругов Эгер. Этот портрет был добавлен к коллекции Музея Бронте в Хауорте. Он был выкуплен на аукционе в Лондоне Обществом Бронте в 2004 году.


Кроме того, стало известно, что некий Джон Хантер Томпсон (John Hunter Thompson, 1808 — 1890) — один представителей художественного окружения Патрика Брэнуэлла Бронте в Бредфорде, его друг и помощник — также в определенный момент (ок. 1839 года) написал портрет Шарлотты (вероятно, не с натуры), который в настоящее время принадлежит Музею Бронте.

 
 
 
Шарлотта Бронте. (Портрет работы бредфордского художника Дж. Х. Томпсона, ок. 1839 года)
 
 
Что касается фотографий Шарлотты Бронте, сделанных при жизни писательницы, то к настоящему времени известны две ее возможные фотографии и одно возможное фотоизображение на общем снимке с сестрами.


Эта фотография профиля леди проявлена из стеклянного негатива, который был найден в 1984 году в Национальной портретной галерее. Данное изображение является копией, изготовленной английским гравером и типографом Эмери Уолкером (Emery Walker, 2 апреля 1851 — 22 июля 1933) около 1918 года с более ранней фотографии. Учетная карточка негатива содержала пометку «Шарлотта Бронте» ("Charlotte Brontё").





В 1986 бумажная копия этой фотографии была обнаружена среди вещей, завещанных Музею Бронте надежным источником. Поскольку обе фотографии были помечены как фотографии Шарлотты, было основание утверждать, что данное изображение было единственной известной фотографии писательницы.

В исследовательской среде настоящий снимок долгое время считался фотографией Шарлотты Бронте, сделанной в 1854 году во время ее медового месяца, однако в связи с новыми данными — и, в частности, находкой другой фотографии (анфас) — фактическая идентификация личности леди, изображенной на данной фотографии, с личностью Шарлотты Бронте ставится под сомнение.


Фотография анфас, напоминающая известную фотографию «Шарлотты» в профиль, была обнаружена около 1989 года. Были проведены тесты с использованием криминалистической технологии, которые подтвердили, что на этих двух фотографиях изображена одна и та же леди. 





Многие исследователи стали сомневаться по поводу второй фотографии, что, естественно, привело к возникновению сомнений и относительно известной фотографии в профиль. С того времени были найдены и другие фотографии той же самой леди. При взгляде на них становится очевидным, что обе фотографии «Шарлотты» являются фактическими изображениями близкой подруги писательницы, Эллен Нассей (Ellen Nussey, 1817 — 1897).

Исследователи в течение нескольких лет стремились раскрыть загадку этих фотографий и установить наконец их точную принадлежность. Самое раннее упоминание, найденное экспертами, работающими в этой области, относится 2011 году; об этом говорится в рецензии на книгу Джеймса Горина фон Грозни (James Gorin von Grozny); данные фотографии были исследованы и сопоставлены Берндом Карватом (Bernd Karwat), который подтвердил точку зрения Джеймса Горина фон Грозни.

Фотография профиля, которая ранее считалась изображением Шарлотты Бронте, сопоставлена с похожим профилем Эллен Нассей. Первая фотография, конечно, более ранняя, но фотограф (который работал со снимком предположительно в 1870-е годы) несколько «размыл» изображение, слегка маскируя линии, морщины и т. д., в результате чего Эллен выглядит моложе своего возраста. Это было сделано не в целях обмана; фотограф просто захотел польстить Эллен Нассей, подкорректировав ее изображение.

Около 50 лет спустя, примерно в 1918 году, когда Эмери Уолкер скопировал фото, он ошибся, полагая, что на нем запечатлена Шарлотта. Очевидно, он думал, что леди на снимке выглядела достаточно молодо, что позволило выдвинуть предположение, что это могла быть Шарлотта незадолго до своей смерти (напомним, писательница умерла в 1855 году, за месяц до своего 39-летия).

Вторая фотография «Шарлотты», найденная около 1989 года, также подверглась сравнению с похожей фотографией анфас Эллен Нассей. При исследовании данного снимка в сопоставлении с упомянутым изображением Эллен, возникли сомнения. Как известно отличительной чертой Шарлотты, был немного искривленный вправо книзу рот.  И хотя на фотографии действительно видна искривленность линии рта, и, более того, криминалистическая экспертиза показала идентичность личности леди, изображенной на фотографии в профиль и анфас, дама на фото анфас выглядела слишком старой. В последние годы были найдены и другие фотографии подруги Эллен Нассей, что позволяет проводить сравнения.




Пример идентификации известной фотографии "Шарлотты" в профиль (слева) с фотографией Эллен Нассей (справа)




Пример идентификации фотографии той же леди анфас, найденной ок. 1989 года (слева) с фотографией Эллен Нассей (справа)



Что касается найденной недавно предполагаемой совместной фотографии сестер Бронте (ок. 1845), то
новая находка действительно имеет все предпосылки для того, чтобы произвести сенсацию. На сегодняшний день фотографию датируют приблизительно 1845 годом. Поскольку до сих пор не было найдено ни одной фотографии сестер — за исключением двух возможных фотографий Шарлотты — эта находка, если бы предположение относительно ее подлинности подтвердилось — стала бы первым раритетом подобного рода.

Пока данная информация не имеет подтверждения и остается на уровне предположения, не подкрепленного вескими доказательствами, несмотря на многие факторы, говорящие «за» его правдивость.

Фотографию, о которой идет речь, представили для исследования экспертам из Общества Бронте, которые должны судить о ее подлинности.

Начало исследования не порадовало ценителей раритетов. Никто из служащих Музея Бронте никогда не видел данной фотографии. Кроме того, как говорилось ранее, не существует никаких фотографий Эмили или Энн для того, чтобы иметь возможность установить подлинность выдвинутого предположения путем сравнения.

Эксперты сомневались, что предоставленная  фотография имеет отношение к фотопечати 1840-х годов.


Постепенно, пока проводилось исследование, раскрылись некоторые тайны новой находки. Нашлись ответы на многие вопросы, но в ходе экспертизы возникли десятки новых вопросов, и дальнейшее исследование может продолжиться в течение многих лет.




Предполагаемая совместная фотография сестер Бронте (ок. 1845). Слева направо (предположительно): Шарлотта, Эмили, Энн




Отдельные фрагменты предполагаемой совместной фотографии сестер Бронте (ок. 1845).

Слева направо (предположительно): Шарлотта, Эмили, Энн

 
 
 
Дополнение по поводу расследования данной фотографии от 07.2015:
 
Несколько лет назад фотография под названием «Сестры Бронте» ("The Bronte Sisters"), была обнаружена во Франции и куплена, чтобы помочь проиллюстрировать книгу по ранней фотопечати.
 
Данная фотография не представляла большого интереса до тех пор, пока не подтвердилось факта отсутствия каких-либо фотографий сестер Бронте, после чего началось исследование.
 
Изучаемую экспертами фотографию следует относить к периоду времени, начиная с  1850-х годов. На обороте фотоизображения имеется французская подпись: “Les Sœurs Brontë”. Несмотря на то, что Эмили и Энн Бронте умерли в 1840-х годах, известно, что в 1850-х годах были сделаны копии с их некоторых портретов, причем одна из этих копий была выполнена фотографом из Франции.
 
В настоящее время проводится исследование, является ли данная находка просто фальсифицированным изображением сестер Бронте или же это реальная копия более ранней, подлинной фотографии.
 


***


Интересно, что Шарлотта, которая считалась наименее привлекательной по своей внешности из всех дочерей преподобного Патрика Бронте, оказалась единственной из всех сестер Бронте, кто получал предложение руки и сердца, и, соответственно возможность стать независимой замужней дамой. Причем, подобная возможность предоставлялась ей не единожды и не дважды.


В общей сложности Шарлотта получила не менее пяти брачных предложений.


Первым претендентом стал брат ее любимой подруги Эллен преподобный Генри Нассей
(Rev. Henry Nussey, 1812 — 1860)
.

Как мы знаем, окончив Кембридж и получив место помощника священника, Генри Нассей решил, что ему необходимо жениться, а жену взять такую, которая могла бы учить детей прихожан в церковной школе. Шарлотта Бронте, как он полагал, вполне подходила для такого двойного положения жены и учительницы.

 

В 1839 году преподобный Генри Нассей для верности сделал брачное предложение нескольким молодым особам, с которыми он был знаком, и в числе которых оказалась и Шарлотта Бронте.

Шарлотта Бронте отказала Генри Нассею. В письме, датированном 5 марта 1839 года она пишет, обращаясь к своему незадачливому кавалеру:

«<...>Я не испытываю личного отвращения к идее союза с вами, но я уверена, что по складу своего характера не могу составить счастье такого человека, как вы.
У меня всегда была привычка изучать характеры людей, с которыми меня сводила жизнь, поэтому, полагаю, мне известен ваш, и я могу представить, какая женщина подошла бы вам в жены. Характер ее не должен быть ярко выражен, страстен, оригинален, ее нрав должен быть мягким, религиозность - не знающей сомнений, настроение - ровным и веселым, и внешняя привлекательность такова, чтобы вы смотрели на нее с чувством радости и удовольствия.
<...>Я не та серьезная, солидная, рассудочная особа, которой вы меня представляете. Я бы показалась вам романтически настроенной и эксцентричной, вы бы нашли меня язвительной и резкой. Как бы то ни было, я презираю обман и никогда ради того, чтобы обрести почтенное положение замужней дамы и избежать клейма старой девы, не выйду за достойного человека, которого, по моему понятию, не смогу сделать счастливым»[1].
(Из письма Шарлотты Бронте к Генри Нассею от 5 марта 1839 года).

Своей подруге Эллен Шарлотта объясняет свой отказ ее брату так:

«12 марта 1839

Я ощущаю к нему дружеское расположение, ибо он приветливый, благожелательный человек, но не питаю, да и не могу питать той пламенной привязанности, которая рождала бы желание пойти на смерть ради него, но если я когда-нибудь выйду замуж, то буду чувствовать не меньшее восхищение своим супругом. Можно поставить десять против одного, что жизнь не предоставит мне другого такого случая, но n'importe[2]. К тому же он так мало меня знает, что вряд ли сознает, кому он пишет. Какое там! Он бы, наверное, испугался, увидев будничные проявления моей натуры, и, вне сомнения, решил бы, что это романтическая, дикая восторженность. Я не могла бы целый день сидеть с серьезной миной перед мужем. Мне захотелось бы смеяться и дразнить его, и говорить все, что мне в голову придет, без предварительных обдумываний. Но если бы он был умен и ощущал ко мне любовь, малейшее его желание значило бы для меня больше, чем целый мир»[3].
(Из письма Шарлотты Бронте к Эллен Нассей от 12 марта 1839 года).
 
В то время Шарлотте должно было исполниться двадцать три – возраст по викторианским представлениям критический, а она отказалась от независимого и обеспеченного положения!


Вторым претендентом на руку и сердце Шарлотты Бронте оказался начинающий пастор ирландского происхождения преподобный Дэвид Прайс (Rev. David Pryce, 1811 — 1840), приехавший в Хауорт вместе со своим духовным патроном и нанесший визит в дом преподобного Патрика Бронте.

Вот что пишет сама Шарлотта своей верной подруге Эллен Нассей об этом визите и о том, что за ним последовало:

 
«4 августа 1839

<...>Мне нужно рассказать вам об одном престранном происшествии, вот уж вы посмеетесь от души! Давеча к нам приходил мистер Х., пастор, со своим викарием. Последний, некто мистер Б., молодой священник-ирландец, вышедший недавно из стен Дублинского университета. Хотя нам не случалось видеться с ним прежде, он, по обычаю своих соотечественников, вскоре почувствовал себя как дома. Его характер отражался в каждом слове: он остроумен, весел, пылок и притом умен, но не имеет ни достоинства, ни рассудительности англичанина. Вы знаете, что мне нетрудно говорить, когда я дома, где я не ощущаю замешательства и не бываю никогда подавлена и скована злосчастным mauvaise honte (Ложный стыд (фр.) — прим.), терзающим и угнетающим во всех иных местах. И потому я с ним смеялась и болтала; хотя я сознавала его слабости, из благодарности за удовольствие, доставленное нам его своеобычным правом, я их ему простила. Однако к концу вечера я к нему охладела и стала выражаться односложней, ибо он начал уснащать свою речь поистине ирландской лестью, которая мне не по вкусу. Наконец они удалились, и мы о них забыли. Но несколько дней спустя пришло озадачившее меня письмо: оно было надписано незнакомым почерком и, значит, было не от вас и не от Мэри — моих единственных корреспонденток. Когда я его вскрыла и прочла, оказалось, что в нем содержится признание в любви и предложение руки и сердца, составленное в самых пылких выражениях премудрым молодым ирландцем! Надеюсь, что я вас очень насмешила. Все это мало на меня похоже, скорей уж в духе Марты. Мне на роду написано быть старой девой. Но не важно. Я согласилась с этой участью еще в двенадцатилетнем возрасте. «Ну и ну», — подумала я. Мне доводилось слышать о любви с первого взгляда, но это превосходит все! Предоставляю вам возможность угадать, что я ему ответила, надеюсь, вы не нанесете мне незаслуженной обиды и верно угадаете ответ»[4]. (Из письма Шарлотты Бронте к Эллен Нассей от 4 августа 1839 года).


Несмотря на утверждение Шарлотты Бронте в приведенном выше письме к подруге: «Мне на роду написано быть старой девой. Но не важно. Я согласилась с этой участью еще в двенадцатилетнем возрасте», жизнь подарила ей возможность поменять самостоятельный труд гувернантки или писательницы на положение замужней женщины и в третий раз. Предложение о замужестве поступило от Джеймса Тейлора (James Taylor, 1817? — 1874) — сотрудника издательской фирмы "Смит, Элдер и Ко" (Smith, Elder & Co), напечатавшей два издания романа Шарлотты Бронте "Джейн Эйр", а также — ее романы "Шерли" и "Городок" при жизни писательницы и роман "Учитель", а также — завершенный фрагмент неоконченного романа "Эмма" — после ее смерти.

«Трудно сказать, когда он сделал ей предложение — в свой первый приезд в Хауорт, когда ему была доверена "Шерли" или во второй — в апреле 1851 года, перед отъездом по делам фирмы в Индию, где он должен был провести пять лет. Как раз последнее посещение еще раз убедило Шарлотту, что "сердце ее немо" к мистеру Тейлору — и такова была бескомпромиссная честность ее натуры — лучше одиночество и безнадежность в Хауорте, решила она, чем замужество с человеком, которого она не любит<...>»[5].
 
 
И, наконец, последним претендентом на руку и сердце Шарлотты Бронте стал викарий ее отца преподобный Артур Белл Николлс (Rev. Arthur Bell Nicholls, 1819 — 1906), за которого она, в конце концов, и вышла замуж. Артур Белл Николлс предлагал Шарлотте руку и сердце дважды. Впервые он сделал предложение в декабре 1852 года, и это явилось неожиданностью как для самой Шарлотты, так и для ее отца. Узнав о том, что викарий предложил Шарлотте руку и сердце, старый пастор пришел в ярость. Между ним и его дочерью состоялся серьезный разговор, после которого, как известно, Шарлотте пришлось отказать Артуру.
 
 Но суровый внешне, Артур действительно любил Шарлотту и сумел настоять на своем.
 
Пройдя через испытание разлукой, к концу 1853 года Шарлотта Бронте и Артур Белл Николлс тайно встретились в поселке неподалеку от Хауорта, и на Рождество Шарлотта приняла его предложение и убедила отца дать согласие.

В апреле 1854 года состоялась их официальная помолвка.
 
Свадьба известной писательницы и викария ее отца состоялась 29 июня 1854 года.
 
Однако, накануне свадьбы преподобный Патрик Бронте внезапно заболел и наотрез отказался во время церковного обряда передать невесту жениху, как того требовал ритуал. Роль посаженного отца пришлось исполнить директрисе роухедской школы, где училась Шарлотта, мисс Маргарет Вулер, которая все это время поддерживала приятельские отношения со своей ученицей. 
 
Таким образом, несмотря на явное нежелание преподобного Патрика Бронте выдать замуж свою дочь, в конечном  итоге брак был заключен.
 
Новобрачные провели медовый месяц в Ирландии у родственников Артура Белла Николлса.
 
По возвращении в Хауорт любящий муж старался до отказа заполнить все время Шарлотты приходскими делами и заботами. Свободных минут для занятий творчеством у нее оставалось все меньше и меньше. Спустя пять месяцев после свадьбы Артур буквально вытащил жену из-за письменного стола на долгую прогулку. На обратном пути супругов настиг проливной дождь, и Шарлотта смертельно простудилась. Еле оправившись от затяжной болезни, она не раз гуляла в сырую погоду. Заболевание печени, крайнее истощение быстро вели к печальному исходу.
 

Девять месяцев спустя после заключения брака Шарлотта Бронте умерла. Вместе с нею умер и их с Артуром ребенок, которого Шарлотта так и не успела выносить. 
 



Артур Белл Николлс во время своего медового месяца в Ирландии (1854)




Артур Белл Николлс. Фотография 1861 года
(шесть лет спустя после смерти своей жены Шарлотты Бронте)







------------------------------------------------------------------------------------

[1] Цит. по: «The Brontё Letters». Selected and with an Introduction by Muriel Spark. – L. Nevill, 1954. – P. 72; Тугушева М. Шарлотта Бронте: Очерк жизни и творчества. – М.: Худож. лит., 1982. – С. 23.

[2] Не важно (фр., искаж.).

[3] Цит. по: Gаskell Е. The Life of Charlotte Brontё. Vol. I, ch. VIII. – London: Penguin, 1977 [более позднее издание этой книги: Gaskell E. The Life of Charlotte Brontё. Vol. I, ch. III. – Oxford: Oxford University Press, 2009. – P. 133]; Гаскелл Э. Жизнь Шарлотты Бронте. Ч. I, гл. VIII // Бронте Э. Грозовой Перевал: Роман; Стихотворения. – М.: Худож. лит., 1990. – С. 334. — (Сестры Бронте. Кн. 3). Перевод с англ. Т. Казавчинской. (Орфография перевода сохранена).

[4] Ibid; Там же. – С. 341 – 342 [более позднее издание этой книги: Gaskell E. The Life of Charlotte Brontё. Vol. I, ch. III. – Oxford: Oxford University Press, 2009. – P. 141].

[5] Тугушева М. Шарлотта Бронте: Очерк жизни и творчества. – М.: Худож. лит., 1982. – С. 141.

© Митрофанова Екатерина Борисовна, 2009 |