Пятница, 20.10.2017, 22:51Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика



            # # # # # #
              # # # # #

Интересные сведения                   | 1 | 234567 | 8 |
о жизни и творчестве Бронте
 
 
О семье Бронте сохранилось достаточно много интересных сведений. Уже сама фамилия Бронте (Brontё), а точнее — ее происхождение и история — представляет своеобразный интерес. Известно, что фамилия Бронте имеет ирландские корни и изначально произносилась как Бранти (Brunty), а впоследствии получила новый вариант прочтения — Bronte, а затем и Brontё, в котором и дошла до нынешнего поколения читателей.
 
Обстоятельства, при которых произошло изменения написания фамилии, доподлинно не известны, но диплом о присвоении отцу писательниц, Патрику Бранти (Brunty) степени бакалавра был выписан уже на фамилию Бронте (Вrоntе). Возможно, чиновник-регистратор допустил ошибку из-за сильного ирландского акцента Патрика, а тот, поняв, что ошибка сулит выгоду, не стал поправлять клерка: титул герцога Бронте в то время носил национальный герой Англии — адмирал Нельсон[1], который предпочитал подписываться "Нельсон" и "Бронте", так что новая фамилия Патрика вызывала у окружающих почтение.
 
Существует версия, что сам Патрик еще во время своего обучения стал подписываться фамилией Bronte с двумя точками над последней буквой и произносил свою фамилию на французский манер, дабы придать ей солидность и благозвучность. Предполагают, что таким образом, он, возможно, хотел скрыть свое скромное происхождение.
 
По другим сведениям Патрик был зарегистрирован в качестве студента Колледжа святого Джона в Кембридже (St. John's College, Cambridge) (кафедра теологии) как Патрик Бронте (Patrick Brontë) сразу же после своего поступления в это учебное заведение в 1802 году[2].
 
Какова бы ни была настоящая причина изменения изначального написания и прочтения фамилии с Бранти (Brunty) на Бронте (Brontё), но факт остается фактом — фамилия получила новый вариант написания и прочтения.
 
Подобные модификации фамилии нередко вводят в заблуждение касательно правильности постановки ударения при ее произношении.
 
Изменение последней буквы изначального варианта написания с -y на в ее окончательном варианте поспособствовало тому, что фамилию Бронте стали произносить с ударением на последний слог (на французский манер). Однако же, учитывая ирландское происхождение фамилии и ее последующее бытование в английской среде, в соответствии с принятой лингвистической нормой прочтения английских (и ирландских) фамилий более правильным все же будет ее произношение с ударением на первый слог.
 
Кроме того, интересно, что одно из первых упоминаний термина Бронте встречается еще в древнегреческой мифологии: Бронте /Bronte — «Гром» (греч.)/ — в древнегреческой мифологии — персонификация молнии и грома в образе одного из коней в колеснице Гелиоса, бога Солнца. Знаменитый живописец Апеллес (IV в. до н.э.) написал картину, изображавшую огненного коня Бронте. Один из циклопов также носил имя Бронте. Как предполагают некоторые исследователи, это обстоятельство также могло послужить причиной изменения Патриком своей фамилии: поскольку он был человеком широко начитанным и пишущим, возможно, он выбрал новое написание под влиянием греческой мифологии.
 
 
***
 
 
Имя отца писательниц Патрик (Patrick) также имеет историческую подоплеку.
 
С одной стороны известно, что, будучи первенцем в многодетной семье, Патрик получил свое имя в честь своего дяди (брата матери), Патрика Мак-Клори (Patrick McClory).
 
С другой стороны, он родился 17 марта 1777 года, то есть, в тот самый день, когда в Ирландии, где произошло это знаменательное событие, отмечают великий праздник — День святого Патрика.
 
 
***
 
 
Интересно также происхождение псевдонимов Каррер, Эллис и Эктон Белл (Currer, Ellis and Acton Bell), которые сестры Бронте взяли в 1846 году, когда предлагали к публикации свой поэтический сборник, а позднее — и свои романы.
 
Исследователи творчества Бронте выдвигали различные предположения о возможных источниках и имен и фамилий Каррер, Эллис и Эктон Белл[3], из которых, главным образом, следует, что сестры прежде всего стремились, чтобы их псевдонимы не могли дать никаких очевидных ключей к тому, кем они являлись на самом деле. Основным положением в выборе псевдонимов стала спорность их принадлежности как к мужскому, так и к женскому полу [позднее Шарлотта Бронте дала такое же «спорное» имя своей героини Шерли (Shirley) из одноименного романа] с целью вернее скрыть свои личности.
 
Тем не менее, интересным является тот факт, что в начальных буквах псевдонимов Каррер, Эллис и Эктон Белл зашифрованы собственные инициалы сестер: Currer – Charlotte, Ellis – Emily, Acton – Anne, Bell – Brontё.
 
Также кажется интересным, что сестры Бронте использовали в качестве фамилии в своем творческом псевдониме первую составляющую фамилии викария Патрика Бронте, ставшего впоследствии мужем Шарлотты Бронте — Артура Белла Николлса — БЕЛЛ (BELL), то есть, ту часть фамилии, которая перешла к нему по материнской линии. Более того, как это ни странно, имена Каррер, Эллис и Эктон состоят из соединения различных букв полного имени викария — ARTHUR BELL NICHOLLS: CURRER, ELLIS, ACTON.
 
Кроме того, весьма любопытно, что имя Артура Белла Николлса (ARTHUR BELL NICHOLLS) не только являлось основой для буквенных комбинаций, составляющих псевдонимы сестер, но и зашифровывало в себе начальные буквы их псевдонимов, а также — их подлинные инициалы — по линии диагонали:

ARTHUR — ACTON — Anne
BELL — ELLIS — Emily
NICHOLLS (NICHOLLS) — CURRER — Charlotte  
 
В связи с выбором творческого псевдонима сестер примечательным является также тот факт, что примерно в то же время преподобный Патрик Бронте организовал общественную подписку для сбора средств на установку в хауортской церкви новых колоколов. Эти новые колокола были предоставлены для церкви Хауорта в марте 1846 года, а в мае того же года поэтический сборник Каррера, Эллиса и Эктона Беллов (Шарлотты, Эмили и Энн Бронте) был опубликован. Поскольку «Bell» в переводе с английского языка означает «Колокол», то, вполне возможно, что такое важное событие, как установка новых колоколов в церкви Хауорта также могло оказать влияние на выбор фамилии в творческих псевдонимах сестер Бронте.
 
 
***
 
 
Большим лакомством в семье Бронте (и единственным доступным в то время) был МЯТНЫЙ ЧАЙ, приготовленный особым способом.

Перечная мята и шандра разводились специально для приготовления этого чая, затем срезались, связывались в маленькие пучечки, высушивались, подвешенные к балкам, и оставались так висеть до употребления.
Для приготовления чая брали небольшое количество этой травы, прибавляли сахару и разбавляли настой большим количеством молока
[4].
 

    
 
 
***
 
 
Известно, что сам преподобный Патрик Бронте однажды принял участие в своеобразных забавах своих детей, решив проверить, насколько развиты их способности. Вот что он пишет после смерти Шарлотты Элизабет Гаскелл, которая работала тогда над биографией его дочери:
 
«Вспоминаю одно обстоятельство. Когда дети мои были совсем юны, старшей около десяти, а младшей еще не исполнилось четырех, полагая, что знания их обширнее, чем кажется на первый взгляд, и, решив заставить их разговориться без излишней застенчивости, я рассудил, что этого можно добиться, если они будут скрыты от постороннего взгляда. Случилось так, что в доме была маска. Я велел им по очереди встать и смело отвечать на мои вопросы под ее защитой. Я начал с младшей (Энн, впоследствии Эктон Белл) и спросил, к чему стремится ребенок ее лет. "Вырасти и познать жизнь",— был ответ. Я спросил следующую (Эмили, впоследствии Эллис Белл), что мне делать с Брэнуэллом, который иногда озорничал. Она ответила: "Вразумить его, а если он не послушается голоса разума, то высечь его". Я спросил Брэнуэлла, каким образом можно постичь разницу между умственными способностями мужчины и женщины, и он ответил: "Соотнося их способности с разным строением их тела". Затем я спросил Шарлотту, какая книга лучшая в мире. "Библия", — сказала она. А еще? — "Книга Природы". Я задал вопрос Элизабет, в чем состоит лучшее образование для женщины. "В умении хорошо вести хозяйство". И, наконец, я спросил у старшей (Марии), как с большей пользой употребить время. "Приуготовляясь к вечному блаженству",— ответила она.
Возможно, я не совсем точно передаю их слова, но, во всяком случае, смысл их я передал совершенно верно»[5].
 
 
***
 
 
Многие биографы Бронте, начиная с Элизабет Гаскелл, рисовали жизнь семьи Бронте безотрадной и унылой, однако на самом деле она таковой не являлась. Одним из косвенных свидетельств тому служит следующий эпизод из жизни семьи Бронте. Однажды Тэбби была вынуждена искать убежища в доме своего племянника от чересчур расшалившихся маленьких Бронте. Сохранилась ее записка: «Уильям! Подойди к мистеру Бронте, эти дети, кажись, рехнулись, боюсь оставаться с ними в доме, приходи и забери меня отсюда». Но когда племянник дошел до пасторского дома, дети лишь весело расхохотались, радуясь, как здорово они подшутили над своей верной Тэбби[6].
 
 
***
 
 
Из воспоминаний старой женщины, ухаживающей за миссис Бронте во время ее болезни, о детях семьи Бронте:
 
«Она была настоящей матерью для своих сестер и брата, — говорила сиделка миссис Бронте о старшей дочери пастора и его жены — Марии. — Да и никогда не бывало на свете таких хороших детей, — продолжала она вспоминать уже обо всех детях семьи Бронте. — Они до того не походили ни на каких других, что казались мне какими-то неживучими. Отчасти я приписывала это фантазии мистера Бронте, не позволявшего им есть мяса. Он поступал так не из стремления к экономии, потому что в доме молодые служанки, без надзора хозяйки тратили и много, и беспорядочно, но из убеждения, что дети должны воспитываться в простой и даже суровой обстановке, а потому за обедом им не давали ничего, кроме картофеля. Да они, казалось, ничего иного и не желали: они были такие милые маленькие существа. Эмили была самая хорошенькая»[7].
 
 
***
 
 
Следующее воспоминание той же женщины красноречиво демонстрирует нам особенности характера преподобного Патрика Бронте на примере одного из его поступков по отношению к своим детям.
 
«Раз как-то, в то время, как дети отправились на свою прогулку, пошел сильный дождь, и сиделка миссис Бронте, предполагая, что они рискуют вернуться домой с мокрыми ногами, откопала где-то в доме цветные башмаки, — подарок какой-то родственницы, и поставила их в кухне у огня, чтобы согреть их к их возвращению. Но когда дети вернулись, башмаки исчезли, — в кухне остался только сильный запах жженой кожи. Мистер Бронте, случайно зайдя в кухню, увидев башмаки и, найдя их чересчур яркими и роскошными для своих детей, тут же, не думая долго, сжег их на кухонном огне»[8].
 
 
***


Записи о способностях Шарлотты и Эмили, сделанные в журнале школы для дочерей
недостаточного духовенства «Clergy Daughters» в Коуэн-Бридже:

«Шарлотта Бронте. Поступила 10 августа 1824. Пишет неразборчиво. Немного считает, шьёт аккуратно. Не знает ничего о грамматике, географии, истории или этикете. В целом умней своего возраста, но ничего не знает систематически. Покинула школу 1 июня 1825. Гувернантка»[9].

«Эмили Бронте. Поступила 25 ноября 1824. Возраст 5 ¾. Читает очень недурно, умеет немного шить. Дальнейшая судьба — гувернантка»[10].
 
А вот что написано в школьном журнале об их сестре Элизабет:

«Работает очень плохо. Ничего не знает из грамматики, географии, истории или Accomplishments»[11]. 
 
 
 
 
 
 
------------------------------------------------------------------------------------
[1] Титул герцога Бронте был пожалован английскому флотоводцу Горацио Нельсону (Horatio Nelson, 1758 — 1805) в 1799 году. 1 января 1801 года Горацио Нельсон получил воинское звание вице-адмирала.
 
[2] Согласно данным исследователя творчества Бронте К. Шортера, в 1802 в регистрационной книге Колледжа святого Джона в Кембридже фамилия Патрика записана не Бронте (Bronte), а Бранти (Branty). В регистре его рождения написание фамилии Патрика не отличается от написания фамилий его братьев и сестер «Brunty» и «Bruntee». Шортер также утверждает, что доктор Дуглас Хайд (Dr. Douglas Hyde) указывает, что подлинная фамилия Патрика была О’Пранти (O’Prunty). (См.: Shorter C. Charlotte Brontë and Her Circle. – London: Hodder and Stoughton, 1896). Корни фамилии О’Пранти (O’Prunty) восходят к ирландской фамилии Мак-Эй О’Прэнти (ирл. Mac Aedh Ó Proinntigh), которая была англифицирована как Пранти (англ. Prunty) или Бранти (англ. Brunty). (См.: Fraser R. The Brontës: Charlotte Brontë and her family. – New York: Crown Publishers, 1988. – P. 4).
 
 
[3] См., к примеру: Barker J. The Brontёs. – London: Weidenfeld & Nicolson, 1994. – P. 480.
 
[4] Данный рецепт взят из книги: Петерсон О. Семейство Бронте: (Керрер, Эллис и Актон Белль). – СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1895. – С. 105 – 106.

[5] Gаskell Е. The Life of Charlotte Brontё. Vol. I, ch. III. – London: Penguin, 1977. – P. 94 – 95 [более позднее издание этой книги: Gaskell E. The Life of Charlotte Brontё. Vol. I, ch. III. – Oxford: Oxford University Press, 2009. – P. 47 – 48];
Тугушева М. Шарлотта Бронте: Очерк жизни и творчества. – М.: Худож. лит., 1982. – С. 11 – 12. (Об этом см. также в разделе: «Семья Бронте. — Из воспоминаний родных и знакомых о семье Бронте. — О детях семьи Бронте»).
 
[6] См. об этом: Barker J. The Brontёs. – New York, 1996. – P. 151; Кружков Г. Пироскаф: Из английской поэзии XIX века. – СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2008. – С. 281. Об этом см. также в разделах: «Персоналии. — Табита Эйкройд» и «Семья Бронте. — Из воспоминаний родных и знакомых о семье Бронте. — О детях семьи Бронте».
 
[7] Петерсон О. Семейство Бронте: (Керрер, Эллис и Актон Белль). – СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1895. – С. 12. (Об этом см. также в разделе: «Семья Бронте. — Из воспоминаний родных и знакомых о семье Бронте. — О детях семьи Бронте»).
 
[8] Там же. – С. 13.

[9]
Shorter C. The Brontës: Life and Letters. V. I – London, 1908. – P. 69.

[10] Спарк М. Эмили Бронте — жизнь и творчество // Бронте Э. Грозовой Перевал: Роман; Стихотворения. – М.: Худож. лит., 1990. – С. 374. — (Сестры Бронте. Кн. 3). Перевод с англ. И. Гуровой. (Орфография перевода сохранена).
 
[11] Достоинства, совершенства (англ.). В английских нормах этикета под "accomplishments” понимался набор всевозможных знаний и умений, включающий, помимо безупречного владения общими преподавательскими дисциплинами, наличие совершенного мастерства в целом ряде вспомогательных предметов, таких, как рисование, пение, немецкий и итальянский языки. В богатых семьях считалось дурным тоном брать в дом гувернантку, не обладающую "accomplishments”.
© Митрофанова Екатерина Борисовна, 2009 |