Суббота, 27.05.2017, 09:25Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Статистика



            # # # # # #
              # # # # #

Бронте, Шарлотта                                     | 1 | 2 |


Шарлотта Бронте
Charlotte Brontë


 
Портрет Шарлотты Бронте работы брэдфордского художника
Дж. Х. Томпсона (около 1839 года)

Псевдонимы:
Каррер Белл
Дата рождения:
21 апреля 1816 (1816-04-21)
Место рождения:
Торнтон, Великобритания
Дата смерти:
31 марта 1855 (1855-03-31) (38 лет)
Место смерти:
Хауорт, Великобритания
Гражданство:
Великобритания
Род деятельности:
поэт, романист
Язык произведений:
английский

 
 
Шарло́тта Бро́нте (англ. Charlotte Brontë [ˈbrɒnteɪ]; 21 апреля 1816 — 31 марта 1855) (псевдоним — Каррер Белл, Currer Bell) — английская поэтесса и романистка.
 
 
 
Содержание
 
1 Биография 1.1 Образование 1.1.1 Кован-Бридж 1.1.2 Роу-Хэд 1.2 Литературные амбиции 1.2.1 Переписка с Робертом Саути 1.2.2 Письмо к Хартли Кольриджу 1.2.3 Первые публикации 1.3 Работа гувернанткой. Школьный проект 1.4 Брюссель 1.5 Школьный проект 1.6 Начало литературной карьеры 1.7 Смерть Бренуэлла, Эмили и Энн Бронте 1.8 Замужество. Смерть 2 Раннее творчество 2.1 Детские и юношеские произведения (Ювенилия) 2.2 Некоторые популярные издания Ювенилии Шарлотты Бронте 3 Зрелое творчество 3.1 Романы 1846-1853 годов 3.2 Незаконченные фрагменты 4 Значение 5 Романы 6 Стихотворения 7 Биографии 8 Примечания 9 Литература 10 Ссылки
 


 
Биография

Шарлотта родилась 21 апреля 1816 года в Западном Йоркшире и была третьим ребёнком (а их было пятеро — Мэри, Элизабет, Шарлотта, Эмили и Энн)в семье священнослужителя англиканской церкви Патрика Бронте (родом из Ирландии) и его жены Марии, в девичестве Бренуэлл.
В 1820 году семья переехала в Хауорт, где Патрик был назначен на должность викария.
Миссис Бронте скончалась от рака 15 сентября 1821 года, оставив пять дочерей и сына на воспитание своему мужу Патрику.
 
 
 
Образование


 
Кован-Бридж

В августе 1824 года отец отправил Шарлотту в Кован-Бриджскую школу для дочерей духовенства (две её старшие сестры, Мария и Элизабет, были отправлены туда в июле 1824, а младшая, Эмили, в ноябре). При поступлении в школьном журнале была сделана следующая запись о знаниях восьмилетней Шарлотты:
 
«Шарлотта Бронте. Поступила 10 августа 1824. Пишет неразборчиво. Немного считает, шьёт аккуратно. Не знает ничего о грамматике, географии, истории или этикете. В целом умней своего возраста, но ничего не знает систематически. Покинула школу 1 июня 1825. Гувернантка»[1].

Кован-Бриджская школа послужила прототипом пансиона Ловуд в романе «Джейн Эйр». Плохие условия подорвали и без того слабое здоровье Марии (род. в 1814) и Элизабет (род. 1815) Бронте. В феврале 1825 мистер Бронте забрал из школы заболевшую туберкулёзом Марию; в мае того же года вторая сестра, Элизабет, была отправлена домой, совершенно больная от чахотки. Вскоре после возвращения в Хауорт сёстры Шарлотты умерли. Двух младших девочек мистер Бронте немедленно забрал домой (1 июня 1825 года).
Дома в Хауортском пасторате Шарлотта и другие оставшиеся в живых дети: Бренуэлл, Эмили и Энн принялись за написание хроники жизней и борьбы жителей их воображаемых королевств. Шарлотта и Бренуэлл писали байронические истории о вымышленных английских колониях в Африке, центром которых являлась великолепная столица – Стеклянный Город (Гласс-Таун, впоследствии – Вердополис), а Эмили и Энн писали книги и стихи о Гондале. Их сложные и замысловатые саги, корнями уходящие в детство и раннюю юность писательниц, определили их литературное призвание.
 
 
Роу-Хэд

В 1831-1832 годах Шарлотта продолжила своё образование в Роу-Хэдской школе (Mирфилд), которую возглавляла мисс Вулер. С Маргарет Вулер Шарлотта до конца жизни сохранила добрые отношения, хотя между ними бывали трения.
 
 
Письмо Шарлотты своей подруге
Эллен Насси, 1844 год



В Роу-Хэде Шарлотта познакомилась со своими сверстницами Эллен Насси и Мэри Тэйлор, с которыми подружилась и в дальнейшем переписывалась.
Закончив образование, Шарлотта в 1835-1838 годах работала учительницей в Роу-Хэде.
 
По решению семьи Шарлотта привезла с собою в школу Эмили Бронте: она оплачивала обучение младшей сестры из своего жалованья. Однако неспособность Эмили жить в новом месте среди посторонних людей изменила первоначальные планы: Эмили пришлось отослать домой, а её место заняла Энн Бронте.
В 1838 году Шарлотта и Энн Бронте покинули мисс Вулер под предлогом того, что переезд школы в Дьюсбери Мур плохо сказался на их здоровье. Дьюсбери Мур действительно был довольно нездоровой местностью, но главной причиной ухода Шарлотты была, очевидно, усталость от нелюбимой работы и невозможность писать (произведения 1835-1838 годов созданы урывками в краткие недели школьных каникул).
 
 
 
Литературные амбиции
 
 
Переписка с Робертом Саути

Рано начав писать, Шарлотта Бронте также рано осознала своё призвание и дарование. Первая известная нам попытка будущей писательницы войти в литературный мир относится к 1836 году. 29 декабря Шарлотта Бронте отправила письмо и стихи известному поэту Роберту Саути, прося его высказать своё мнение. Это письмо до нас не дошло, и поэтому неизвестно, какие именно стихотворения читал Саути[2]. Ясно, однако, что своё горячее желание стать известной поэтессой Шарлотта высказала поэту-романтику в весьма экзальтированном стиле. В ответном письме Саути процитировал некоторые пассажи своей корреспондентки, позволяющие составить представление об остальном содержании:
 
«Что я из себя представляю, вы могли бы узнать из тех моих опубликованных сочинений, которые попадали вам в руки; но вы живёте в мире видений и, кажется, воображаете, что так же обстоит дело и со мной, когда просите меня «снизойти с трона света и славы». Знай вы меня, небольшое личное знакомство умерило бы ваш энтузиазм. Вы, кто так пылко желает «стать известной в веках» поэтессой, смогли бы до некоторой степени остудить свой пыл, видя поэта на склоне его жизни и подмечая то воздействие, которое оказывает возраст на наши надежды и вдохновение»[3].

Саути нашёл, что мисс Бронте, несомненно, обладает – «и не в незначительной степени» – поэтическим даром, однако счёл нужным предупредить свою корреспондентку, что то экзальтированное состояние, в которое её, видимо, повергает поэзия, вредно для её душевного здоровья, может помешать её дальнейшему счастью и сделает её непригодной к выполнению традиционных женских обязанностей, которые, по мнению престарелого поэта, для женщины должны быть важнее всякого творчества.
 
Письмо Саути оказало на Шарлотту Бронте благотворное влияние. Хотя её видимая экзальтация была связана не с творчеством, а с невозможностью заниматься творчеством (в это время она преподаёт в Роу-Хэде и полный день занята обучением учениц и присмотром за ними), тем не менее, она хорошо осознала, что устами Саути говорит расхожая мудрость эпохи. Она приняла совет писать стихи только ради них самих, хотя практически это выразилось в том, что она принизила значение своей поэзии. Её второе благодарственное письмо произвело на Роберта
 
Саути самое благоприятное впечатление.
Шарлотта Бронте, вероятно, так и не узнала, что на отношение к ней Саути отчасти повлияло одно постороннее обстоятельство. Немногим позднее Шарлотты её брат, Бренуэлл, также отправил письмо и стихи Уильяму Вордсворту (вполне возможно, что брат и сестра вместе задумали эти обращения). Письмо Бренуэлла Бронте не понравилось Вордсворту, и он отозвался о нём Саути самым негативным образом. Саути писал об этом Каролине Баулз:
 
«Я послал дозу охлаждающего предостережения бедной девушке, чьё взбалмошное письмо настигло меня в Бакленде. Дозу приняли хорошо, и она поблагодарила меня за неё. (...) Почти в то же время, как она написала мне, её брат написал Вордсворту, которому его письмо внушило отвращение, поскольку содержало грубую лесть по отношению к нему самому и обильную брань по адресу других поэтов, включая меня[4]. О сестре я думаю хорошо благодаря её второму письму, и, возможно, она всю свою жизнь будет благожелательно вспоминать меня»[5].
 
 
Письмо к Хартли Кольриджу

Из общения с Робертом Саути Шарлотта Бронте извлекла три урока: во-первых, она решает оставить поэзию и обратиться к прозе, во-вторых, планирует отказаться от романтизма в пользу реализма, и, в-третьих, решает отныне пользоваться псевдонимом, чтобы ни лесть по отношению к женщине, ни традиционные убеждения не препятствовали оценке её сочинений. В 1840 году она отправляет первые главы задуманного ею романа «Эшворт» Хартли Кольриджу (сыну известного поэта)[6].
 
Кольридж, очевидно, сделал ряд замечаний, суть которых клонилась к тому, что роман не будет принят издателями. Обращение Шарлотты, видимо, было подсказано советом её брата, Бренуэлла Бронте, который виделся с Кольриджем по поводу своих переводов «Од» Горация.
Письмо Хартли Кольриджа к Шарлотте Бронте не сохранилось. Её ответное письмо существует в двух экземплярах: черновик и отосланный чистовик.
 
 
 
Первые публикации

Со слов Шарлотты Бронте известно, что ещё до появления в печати сборника стихотворений Каррера, Эллиса и Эктона Беллов в каком-то журнале был опубликован её перевод из французской поэзии[7]. Однако, как отметила писательница, публиковался он анонимно. Поскольку Шарлотта Бронте не указала, где и когда именно появился её перевод, установить дату её первой публикации пока не удалось. 
 
 
 
Работа гувернанткой. Школьный проект

В июне 1839 года Шарлотта Бронте получила свою первую должность гувернантки в семье Сиджвиков (откуда быстро ушла из-за плохого обращения)[8], а в 1841 году – вторую, в семье мистера и миссис Уайт.
 
В том же году тётя Шарлотты, мисс Элизабет Бренуэлл, согласилась снабдить племянниц деньгами, чтобы они могли основать свою собственную школу. Однако Шарлотта внезапно изменила планы, решив предварительно усовершенстваться во французском языке. С этой целью она намеревалась отправиться в одну из бельгийских школ-пансионов. Поскольку одолженных тётей денег хватало только на один семестр, Шарлотта планировала найти работу за границей. В ноябре 1841 года она писала Эмили:
 
«Прежде, чем наши полгода в Брюсселе закончатся, нам с тобой придётся приискать себе работу за границей. Я не намерена возвращаться домой, пока не истекут двенадцать месяцев»[9]. 


 
 
Брюссель

В 1842 году Шарлотта и Эмили отправились в Брюссель, чтобы поступить в школу-интернат, управляемую Константином Эже (1809—1896) и его женой Клэр-Зоэ Эже (1814—1891). Проучившись один семестр, девушки получили предложение остаться там работать, оплачивая своим трудом возможность продолжать обучение. Шарлотта писала Эллен Насси:
 
«Не могу сказать точно, вернусь ли я домой в сентябре или нет. Мадам Эже сделала предложение мне и Эмили остаться ещё на полгода, имея в виду уволить учителя английского и взять меня в этом качестве, а также нанять Эмили на некоторую часть дня учить музыке нескольких учениц. За эту работу нам предложено продолжить свои занятия французским и немецким, столоваться и т.д., не платя за это; однако никакого жалованья нам не предложено»[10].
 
Пребывание сестёр в пансионе закончилось в октябре 1842 года, когда умерла их тётя, Элизабет Бренуэлл, заботившаяся о девочках после смерти матери.
 
В январе 1843 Шарлотта вернулась в Брюссель преподавать английский язык. Однако теперь время её пребывания в школе не было счастливым: девушка была одинока, тосковала по дому и, очевидно, чувствовала, что занятия литературой с мсье Эже не помогут ей начать литературную карьеру. Ощущение уходящего времени и боязнь растратить свои способности впустую в ближайшее время станут постоянным лейтмотивом писем Шарлотты. Вероятно, её пугал пример брата, чьи некогда блестящие перспективы неуклонно таяли.
Мэри Тейлор, вспоминая брюссельские встречи со своей старой школьной подругой и её последующие письма, повторила слова, часто встречающиеся в письмах самой Шарлотты:
 
«Она сказала: «Моя молодость уходит; я никогда не сделаю ничего лучше того, что уже сделала, а я пока не сделала ничего». В таких случаях она, кажется, полагала, что человеческие существа обречены под давлением мирских интересов терять одну способность за другой, одно чувство за другим, «пока полностью не омертвеют. Надеюсь, к тому моменту, когда я омертвею, я уже буду лежать в могиле». (...) Когда она привыкла к брюссельским людям и манерам, её жизнь стала монотонной, и она впала в то же состояние безнадёжности, что и у мисс Вулер, хотя и в меньшей степени. Я написала ей, побуждая её ехать домой или ещё куда-нибудь»[11].
 
Наконец, в декабре 1843 года Шарлотта решает возвратиться в Хауорт, несмотря на то, что не видит дома никаких литературных возможностей для себя.
Брюссельский опыт Шарлотты Бронте нашёл отражение в романах «Учитель» и «Виллетт» (или «Городок»).
 
 
 
Школьный проект

 
Объявление об учреждении
школы-пансиона мисс Бронте, 1844



Вернувшись домой 1 января 1844 года, Шарлотта вновь решает заняться проектом основания собственной школы, чтобы обеспечить себя и сестёр заработком. Однако обстоятельства, сложившиеся в 1844 г., менее благоприятствовали такого рода планам, чем это имело место в 1841 г.

Тётушка Шарлотты, миссис Бренуэлл, умерла; здоровье и зрение мистера Бронте ослабело. Сёстры Бронте уже не имели возможности покинуть Хауорт, чтобы арендовать школьное здание в более привлекательной местности. Шарлотта решается основать пансион прямо в Хауортском пасторате; но их семейный дом, расположенный на кладбище в довольно дикой местности, отпугнул родителей потенциальных учениц, несмотря на сделанные Шарлоттой денежные скидки.
 
 
 
Начало литературной карьеры
 
 
 
Сёстры Бронте: Энн, Эмили и Шарлотта.
Работа Бренуэлла Бронте, около 1835 г.



В мае 1846 года Шарлотта, Эмили и Энн опубликовали за свой счёт совместный поэтический сборник под псевдонимами Каррер, Эллис и Эктон Белл. Несмотря на то, что было продано только два экземпляра сборника, сёстры продолжили писать, имея в виду последующую публикацию. Летом 1846 года Шарлотта начала поиск издателей для романов Каррера, Эллиса и Эктона Беллов: это были соответственно «Учитель», «Грозовой перевал» и «Агнес Грей».
 
Опубликовав первую книгу на семейные средства, Шарлотта в дальнейшем хотела не тратиться на публикацию, а, напротив, получить возможность зарабатывать литературным трудом. Однако её младшие сёстры готовы были рискнуть ещё раз. Поэтому Эмили и Энн приняли предложение лондонского издателя Томаса Ньюби, который запросил за издание «Грозового перевала» и «Агнес Грей» 50 фунтов в качестве гарантии, обещав вернуть эти деньги, если ему удастся продать 250 экземпляров из 350 (тираж книг). Этих денег Ньюби не вернул, несмотря на то, что весь тираж[12] был распродан на волне успеха романа Шарлотты «Джейн Эйр» в конце 1847 года[13].
Сама Шарлотта отказалась от предложения Ньюби. Она продолжила переписку с лондонскими фирмами, пытаясь заинтересовать их своим романом «Учитель». Все издательства отвергли его, однако, литературный консультант фирмы «Смит, Элдер и компания» отправил Карреру Беллу письмо, в котором благожелательно объяснил причины отказа: роману не хватает увлекательности, которая позволила бы книге хорошо продаваться. В том же месяце (август 1847) Шарлотта Бронте отослала в фирму «Смит, Элдер и компания» рукопись «Джейн Эйр». Роман был принят и напечатан в рекордно короткие сроки. 
 
 
 
Смерть Бренуэлла, Эмили и Энн Бронте

Вместе с литературным успехом в семью Бронте пришла беда. Брат Шарлотты и единственный сын в семье Бренуэлл скончался в сентябре 1848 года от хронического бронхита (или туберкулёза). Тяжёлое состояние брата усугубило пьянство, а также наркомания (Бренуэлл принимал опиум). Эмили и Энн скончались от туберкулёза лёгких в декабре 1848 года и мае 1849 года соответственно.

Теперь Шарлотта и её отец остались одни. В период между 1848 и 1854 гг. Шарлотта вела активную литературную жизнь. Она сблизилась с Гарриет Мартино, Элизабет Гаскелл, Уильямом Теккереем и Джорджем Генри Льюисом.

Книга Бронте породила феминистское движение в литературе. Главная героиня романа, Джейн Эйр, — такая же сильная женщина, как и автор. Тем не менее Шарлотта старалась не уезжать из Хауорта больше чем на несколько недель, так как не хотела покидать своего стареющего отца.
 
 
 
Замужество. Смерть

В течение своей жизни Шарлотта Бронте неоднократно отказывалась от замужества, иногда воспринимая брачные предложения серьёзно, иногда относясь к ним с юмором. Тем не менее, она предпочла принять предложение помощника своего отца, священника Артура Белла Николлса.
Шарлотта Бронте познакомилась с будущим мужем весной 1844 года, когда А. Б. Николлс прибыл в Хауорт. Первое впечатление Шарлотты от отцовского помощника было отнюдь не лестным. Она писала Эллен Насси в октябре 1844:
 
«Мистер Николлс как раз вернулся; даже ради спасения моей жизни я не могу рассмотреть в нём те интересные зачатки добра, которые ты обнаружила; меня главным образом всегда поражает узость его мышления»[14].

Подобные отзывы встречаются в письмах Шарлотты и в более поздние годы, однако со временем они исчезают.


 
 
Артур Белл Николлс, фотография 1861 года



Шарлотта вышла замуж в июне 1854 года. В январе 1855 года состояние её здоровья резко ухудшилось. В феврале месяце врач, осматривавший писательницу, пришёл к выводу, что симптомы недомогания свидетельствуют о начале беременности и не представляют опасности для жизни.
Шарлотту мучила постоянная тошнота, отсутствие аппетита, чрезвычайная слабость, что привело к быстрому истощению. Однако, по словам А. Б. Николлса, только в последнюю неделю марта стало ясно, что Шарлотта умирает. Причина смерти так и не была установлена.
 
Шарлотта умерла 31 марта 1855 года в возрасте 38 лет. В свидетельстве о её смерти причиной значился туберкулёз, однако, как предполагают многие биографы Шарлотты, она могла умереть от обезвоживания и истощения, вызванного тяжёлым токсикозом. Можно также предположить, что Шарлотта скончалась от тифа, которым её могла заразить старая служанка Табита Экройд, скончавшаяся незадолго до смерти Шарлотты.
Писательница была похоронена в фамильном склепе в Церкви Св. Михаила, расположенной в Хауорте, Западный Йоркшир, Англия.
 
 
 
Раннее творчество

Шарлотта Бронте рано начала писать: её первая дошедшая до нас рукопись (There was once a little girl) датируется приблизительно 1826 годом (автору 10 лет). В 1827-1829 годах дети Бронте придумали несколько больших и малых игр, которые послужили основой для их дальнейшего творчества. В детской автобиографической заметке «История года» (12 марта 1829) Шарлотта описала возникновение игры «Молодые люди», из которой в ближайшие годы разовьётся «африканская» сага:
 


 
Шарлотта и Бренуэлл Бронте. Фрагмент группового «Портрета с ружьём» (сама картина уничтожена; сохранились лишь её фотография, копия и фрагмент с изображением Эмили). Работа Бренуэлла Бронте, около 1834-5 гг.
 
«Папа купил в Лидсе солдатиков для Бренуэлла. Когда папа вернулся домой, была ночь и мы были в постелях, так что на следующее утро Бренуэлл подошёл к нашей двери с коробкой солдатиков. Мы с Эмили спрыгнули с постели, я схватила одного и воскликнула: «Это герцог Веллингтон! Пусть он будет мой!». Когда я сказала это, Эмили тоже взяла одного и сказала, пусть он будет её. Когда Энн спустилась вниз, и она взяла одного»[15].
 
Артур Уэллсли, герцог Веллингтон, знаменитый полководец, ирландец по происхождению, был героем Шарлотты. Сначала она сделала его центральным персонажем своей «африканской» саги. В повести «Двенадцать искателей приключений» (апрель 1829) тринадцатилетний автор описывает отплытие 74-орудийного корабля «Непобедимый», его крушение на западном побережье Африки, основание английской колонии и помощь могущественных джиннов в создании великолепного Стеклянного Города:
 
«Однажды вечером, когда все мы собрались в Палате Правосудия, Артур Уэллсли, в то время простой трубач, внезапно воскликнул, когда мы обсуждали нашу удачу:
— (...) Не лучше ли было бы немедленно послать в Англию, рассказать о новом мире, который мы открыли и о его богатствах; и не думаете ли вы, что нам пошлют армию?
Тут же поднялся Фрэнсис Стюарт и сказал:
— Молодой человек, думайте прежде чем сказать! Как нам послать в Англию? Кто тут достаточно вынослив, чтобы снова пересечь Атлантику? Разве вы не помните шторм, который вынес нас на берега Тринидада?
Артур Уэллсли ответил:
— (...) Я не столь безрассуден, чтобы предполагать, будто мы сами сумеем пересечь океан в том повреждённом и протекающем судне, каким мы располагаем, или что мы вовремя сумеем построить другое (...). Но в какой короткий срок мы построили город, где теперь находимся! Сколько потребовалось времени, чтобы воздвигнуть эту величественную Палату, в которой мы сейчас пребываем? Разве эти мраморные колонны и этот величественный купол построен не сверхчеловеческой силой? Если вы взглянете на город из этого готического окна и увидите утренние лучи, золотящие зубцы мощных башен и колонны великолепных дворцов, воздвигнутых в несколько месяцев, сможете ли вы усомниться в том, что при их создании применялась магия?
Здесь он остановился. Все мы были убеждены, что джинны помогли нам построить наш город. Он продолжал:
— Ну а если джинны построили наш город, разве они не помогут нам призвать наших соотечественников, чтобы защитить то, что они построили, от вражеских нападений?
Он снова прервался, поскольку крыша затряслась, а палата наполнилась дымом. Пол разверзся, и мы услышали голос, сказавший: — Когда солнце покажется на востоке над лесами, все вы должны быть на границе гиблой пустыни, ибо если вы не придёте, я раздроблю вас на атомы».

Появление джиннов, разумеется, было обусловлено тем, что дети Бронте зачитывались сказками «Тысячи и одной ночи».
 
 
Бренуэлл Бронте. Портрет Заморны. Около 1835 г.


Вскоре сагический герцог Веллингтон уступил место своим сыновьям: Артуру-Августу-Адриану Уэллсли, маркизу Дуэро (впоследствии он станет герцогом Заморной и королём Ангрии) и его младшему брату лорду Чарлзу-Альберту-Флориану Уэллсли (впоследствии Чарлз Тауншенд или Таунсенд). С ним Шарлотта отчасти отождествляла себя, поскольку лорд Чарлз является одним из главных рассказчиков, от чьего лица она ведёт повествование.

Следует заметить, что некоторые произведения Ювенилии не связаны с сагой (например, «Приключение в Ирландии» или «Приключения мсье Эдуарда де Крака»), однако со временем практически всё, что выходит из-под пера Шарлотты, оказывается частью её вымышленного африканского мира.

В 1830 году Шарлотта переименовывает Стеклянный Город в Вердополис. С этого момента английские колонии в Африке получают имя Вердополитанской Конфедерации (или Вердополитанского Союза). Конфедерация изначально объединяла четыре королевства: Веллингтонленд (впоследствии Сенегамбия), Пэррисленд (Эдвард Пэрри – имя солдатика Эмили), Россленд (по имени солдатика Энн) и Сничисленд. В 1834 году в ходе Завоевательной войны к ним было присоединено ещё одно королевство – Ангрия.
Бренуэлл Бронте.
 
 
 
Портрет Александра Перси. Около 1835 г.


Ангрианская часть «африканской» саги (после «гласстаунской» и «вердополитанской») является самой последней и наиболее интересной. Её основной «нерв» образует противостояние двух главных героев саги: Артура Уэллсли, герцога Заморны, и Александра Перси, графа Нортангерленда. Изначально Александр Перси задумывался как ведущий отрицательный персонаж (в «гласстаунской» части он носит «говорящее» имя Плут (Rogue)), однако со временем оба героя утратили однозначность. Заморна, развивающийся по образцу байронического героя, быстро обзавёлся всеми пороками, свойственными этому типу; характер Александра Перси, со своей стороны, приобрёл трагические обертоны. Вдобавок Шарлотта и её брат решили породнить героев: Заморна женился вторым браком на дочери Александра Перси. Мэри-Генриетта Перси-Уэллсли таким образом становится разменной монетой в интригах её мужа и отца, которых тянет и отталкивает друг от друга. Противостояние Заморна-Нортангерленд выливается в гражданскую войну в Ангрии.

Поздняя Ювенилия Шарлотты Бронте отмечена появлением нового типа героини. В детском и подростковом возрасте девочка ориентировалась на литературные романтические образцы, главным образом, на героинь Байрона и Вальтера Скотта. Однако в 1838-1839 годах Шарлотта создаёт оригинальный женский персонаж, высшей точкой развития которого станет характер Джейн Эйр. Прототипом Джейн в Ювенилии является Элизабет Гастингс; её противостояние полковнику Уильяму Перси и любовь к нему образуют первый очерк будущего романа, который прославил Шарлотту Бронте.

До нас дошли практически все ранние произведения Шарлотты Бронте. Поскольку изначально они сочинялись от лица деревянных солдатиков, рукописи написаны чрезвычайно мелким почерком печатными буквами (дети имитировали книги). Благодаря усилиям учёных, трудившихся над расшифровкой бронтенианы, в XX веке разными фрагментами было издано практически всё наследие Шарлотты Бронте. Однако научное издание потребовало больше времени. В настоящее время оно близко к завершению [16].
 
 
© Митрофанова Екатерина Борисовна, 2009 |