Пятница, 20.10.2017, 22:56Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика



            # # # # # #
              # # # # #

ЗЛОЙ РОК СЕМЬИ БРОНТЕ
 

Автор : Сергей Червонный
 
 
Недавно мировые СМИ облетело сенсационное сообщение: некий "литературовед" выдвинул версию, будто бы Шарлотта Бронте ни много, ни мало... отравила двух своих сестёр - Эмили и Энн. Причина - чёрная зависть к коллегам по перу. Так это, или нет - судить читателю по прочтении нижеприведенного исследования автора.
В 1802 году в престижном колледже города Кембриджа появился новый студент - 35-летний Патрик Бранти (Вrunty), сын бедного ирландского фермера. Благодаря своим незаурядным способностям парень постепенно преодолел социально-психологический барьер, разделявший его и отпрысков знатных семейств.
Утвердиться в новом статусе помогло ему и случайное изменение в написании фамилии. Обстоятельства, при которых это произошло, нам не известны, но диплом о присвоении Патрику степени бакалавра был выписан уже на фамилию Бронте (Вrоntе). Возможно, чиновник-регистратор допустил ошибку из-за сильного ирландского акцента Патрика, а тот, смекнув что ошибка сулит выгоду, не стал поправлять клерка:
титул герцога Бронте в то время носил национальный герой Англии - адмирал Нельсон, который предпочитал подписываться "Нельсон и Бронте", Так что новая фамилия Патрика вызывала у окружающих почтение,
После окончания колледжа Патрик стал приходским священником. В доме своих друзей он познакомился с племянницей хозяина. Марией Брануэлл, приехавшей погостить из далёкого Пензанса. Патрик был очарован этой миниатюрной, хрупкой женщиной и вскоре сделал ей предложение.
Их бракосочетание состоялось 29 декабря 1812 гола. Ему было 35. ей - 29 лет. В Хартсхеде, где они поселились, у четы родилась дочь, нареченная Марией. Дата ее рождения окутана завесой тайны. В те времена регистрировались только крещения: между рождением ребенка и его крещением нередко проходили недели и даже месяцы. Мария была крещена 23 апреля 1814 года, то есть спустя 14 месяцев после женитьбы ее родителей. Что касается точной даты рождения Марии, автору этих строк удалось обнаружить ее лишь в биографии семьи Бронте, изданной в Лондоне в 1900 году 16 апреля 1813 года. Не сложно подсчитать, что дату свадьбы и дату рождения ребенка разделяют... четыре с половиной месяца. Согласитесь, весьма нежелательная для репутации приходского священника арифметика. Последующие биографы старались завуалировать эту дату: либо писали просто: "родилась в 1813 году", либо "родилась спустя год после свадьбы родителей", либо даже: "родилась в 1814 году". Эта "ложь во спасение" привела к необходимости сдвинуть во времени и дату рождения второй дочери - Элизабет: вместо 27 июля 1814 года в современных биографиях появилась "подправленная" дата - 8 февраля 1815 года.
Весной 1815 года мистер Бронте получает приход в Торнтоне недалеко от Бралфорда. К тому времени его уже знали в округе как автора двух поэтических сборников и одной религиозной повести, 21 апреля 1816 года у супругов рождается третья дочь - Шарлотта, которой в будущем суждено стать самой известной из всех Бронте. Здесь же, в Торнтоне, в течение трех с половиной лет миссис Бронте производит на свет еще троих детей. 26 июня 1817 года - единственного сына Патрика Брануэлла Бронте: 30 июля 1818 года - Эмили Джейн Бронте; 17 января 1820 года - Энн Бронте.
Едва младшенькой исполнился месяц, как семье вновь пришлось переезжать. Местом назначения стал на этот раз городок Хоуорт, северо-западнее Торнтона. Более нездоровое место трудно было сыскать во всей Англии. В городке отсутствовали сточные трубы, а вода, поступавшая в дома, была невероятно загрязнена: как следствие - эпидемии, болезни, высокая смертность. Цифры ужасают: средний возраст умерших - 25 лет; 40 процентов детей не доживали до шести лет; ежегодно на кладбище появлялось 100-150 свежих могил (при населении в 4-5 тысяч).
Хмурый холмистый ландшафт. Пасторат - мрачный двухэтажный дом из серого камня, в котором предстояло жить семье, стоял на отшибе, двумя сторонами выходя на кладбище, третьей - на бескрайние вересковые пустоши.
Не прошло и года после приезда в Хоуорт, как миссис Бронте поразил страшный недуг - рак желудка. Умирание было медленным и мучительным. Целых семь месяцев она страдала от жутких болей, будучи на в силах подняться с постели. Марии было невыносимо думать, что скоро шестеро маленьких детей останутся без матери. В сентябре 1821 гола она скончалась.
После смерти супруги мистер Бронте дважды попытался жениться - разумеется, ради детей, которым нужна была мать. Увы, оба раза он получил отказ. А в 1823 году в Хоуорт приехала сестра Марии Элизабет Брануэлл, согласившаяся следить за домом и детьми. Видимо, ее присутствие в доме вскоре начало тяготить мистера Бронте, ибо он предпринял третью и последнюю попытку жениться, вспомнив о своей "первой любви", которую бросил 14 лет назад. Но та не простила давнюю обиду и отказала.
Дети росли серьёзными и смышлеными. Благодаря усилиям мисс Брануэлл девочки могли читать, считать и писать; с сыном же занимался сам мистер Бронте. И все-таки домашнего образования было недостаточно. Открытие в Коуэн-Бридже школы для дочерей бедных священников, казалось, было подарком судьбы.
1 июля 1824 года мистер Бронте отвез в школу старших дочерей - Марию и Элизабет. Условия в школе были кошмарными. Пищу готовили отвратительно, и сестры постоянно голодали. Но жаловаться боялись: директор. Кэрус Уилсон всех учениц держал в страхе. По воскресеньям школьницы ходили за две мили в церковь, где Уилсон читал им проповеди. Осенью и зимой девочкам приходилось идти в дождь и снег, а потом целый день сидели в не отапливаемой церкви в мокрой одежде и обуви.
Отец, пребывавший в неведении относительно условий содержания детей, отдал в эту школу и младших дочерей - Шарлотту и Эмили.
Прошло несколько месяцев, и здоровье Марии резко ухудшилось: отец увез ее домой, но поздно - 6 мая 1825 года она скончалась от туберкулеза. Через три недели пришлось забирать из школы Элизабет - с тем же диагнозом. Опасаясь за жизнь оставшихся в школе дочерей, отец на следующий же день отправился за ними и привез домой. 13 июня Элизабет умерла: старшим ребенком в семье стала девятилетняя Шарлотта.
Последующие шесть лет оказали важнейшее влияние на формирование характеров четырех оставшихся детей Бронте. Они все время держались вместе; их любимым занятием было исследование вересковых пустошей, которые они называли "нашей Страной тишины". Чуть повзрослев, дети начали записывать свои фантазии на бумаге. Сохранились 120 крошечных "книжечек", исписанных микроскопическим почерком, - повествование о Великом Стеклянном городе, о королевствах Ангрия и Гондал, о герцоге Заморна и других вымышленных героях.
Осенью 1830 года мистер Бронте заболел тяжелым воспалением легких. Еле выкарабкавшись, он всерьез задумался о будущем своих детей. Ведь если он умрет, дети останутся без крова (пасторат - казенный дом, в него сразу вселится новый приходской священник с семьей) и без средств к существованию (при годовом доходе в 200 фунтов ему нечего было оставить детям в наследство). Значит, необходимо было дать им такое образование, которое позволило бы им в будущем самим зарабатывать себе на хлеб.
Мистер Бронте решил отдать свою старшую, Шарлотту, в недавно открывшуюся школу для девочек в Роу-Хеде, тем более что ее крестные родители обещали оплатить обучение.
В январе 1831 года Шарлотта стала учиться в школе мисс Вулер. Условия жизни здесь были несравненно лучшими, нежели в приюте Уилсона. У Шарлотты появились две близкие подружки - Эллен Насси и Мери Тейлор. Эллен мы должны быть особенно благодарны: она сохранила более четырехсот писем, которые Шарлотта посылала ей в течение всей жизни.
Через полтора года Шарлотта покинула школу, усвоив там все необходимые элементарные знания. Дома она обучала своих сестер, занималась рисованием, шитьем, сочиняла рассказы, много читала. Так прошли еще три года, пока перед Шарлоттой не встал вопрос о поиске оплачиваемой работы: у брата проявился талант художника, отец хотел отдать его в Королевскую академию, а это стоило немалых денег; кроме того, надо было продолжить образование младших сестер.
В июле 1835 года Шарлотта приняла предложение мисс Вулер работать учительницей в ее школе. Она появилась в Роу-Хед - на этот раз с Эмили в качестве новой ученицы. К сожалению, свободолюбивая натура младшей сестры не выдерживала даже минимальных дисциплинарных требований в пансионе. Больше трех месяцев она вытерпеть не смогла и вернулась домой. А в январе 1836 года в ту же школу поступила Энн.
Надо сказать, что Шарлотта тоже страдала в Роу-Хеде. Детей она не слишком любила, а уж глупых детей - и подавно. Обучать заурядных девочек в захолустье, не имея перспектив на будущее, было выше ее сил. Вдобавок, мисс Вулер надумала перевести свою школу в еще более пустынное место, где здоровье Энн стало ухудшаться. Шарлотта, памятуя о трагической смерти старших сестер, была крайне обеспокоена этим. Вскоре Энн покинула школу.
Тем временем Эмили получила должность гувернантки в пансионе для девочек под Галифаксом. Ее рабочий день длился с шести утра до одиннадцати вечера, с единственным получасовым перерывом.
К маю 1838 года заметно пошатнулось физическое и душевное здоровье Шарлотты. Врач посоветовал ей немедленно оставить работу в школе, что она и сделала. Дома к ней постепенно возвращались спокойствие и уравновешенность. А в марте 1839 года ей впервые предложили руку и сердце. Это сделал молодой священник Генри Насси, брат Эллен. Соблазн породниться с лучшей подругой был велик, но, поразмыслив, Шарлотта мягко отказала соискателю, поскольку не питала к нему никаких других чувств, кроме дружеских.
В апреле того же года Энн принимает смелое решение отправиться на заработки. Она становится гувернанткой. Из всех сестер Бронте у нее был самый подходящий для этой работы характер. Она была более мягкой, непосредственной и, действительно, любила детей.
Шарлотта тоже устроилась гувернанткой, но больше месяца выдержать не смогла. "Таких испорченных детенышей свет не видывал", - писала она подруге.
Спустя некоторое время в Хоуорт прибыл новый помощник мистера Бронте, обаятельный и остроумный молодой человек, Уильям Уэйтман. Он невинно флиртовал со всеми девушками в округе, и те с удовольствием принимали игру. Лишь одна милая, скромная Энн, вернувшаяся к тому времени из Мирфилда, восприняла заигрывания священника всерьез. Не выказывая своих чувств, она молча страдала. Это была ее первая и единственная любовь. Увы, безответная. А вскоре Энн получила новую должность гувернантки в семье преподобного Робинсона и уехала в Торп-Грин...
В 1841 году Шарлотта и Эмили активно обсуждали идею основания собственной школы. Тетя Элизабет готова была поддержать их материально, мисс Вулер предложила помещение. Но реализация проекта затягивалась: Шарлотта снова устроилась гувернанткой, на этот раз более удачно. А вскоре Шарлотта загорелась новой идеей - поездкой на учебу в Брюссель с целью усовершенствования своего французского, изучения немецкого и итальянского, чтобы потом иметь возможность претендовать на должности гувернанток в хороших столичных семьях. Согласно плану вначале должны были поехать Шарлотта и Эмили, а потом, им на смену, Энн. Тетя согласилась быть спонсором, и в феврале 1842-го две сестры уже любовались улицами Брюсселя. Местом их учебы стал пансион мадам Эже-Паран (Неgег-Рагеnt). Шарлотту забавляло, что из учительницы она в свои двадцать шесть лет вновь превратилась в ученицу; в пансионе ей было очень интересно. Эмили не разделяла ее радости: в Брюсселе она очутилась, подчинившись необходимости.
Французский язык преподавал муж хозяйки пансиона, мсье Константен Эже. Он был невероятно требователен, не раз доводил девушек до слез. Но удивительное дело: в его гневе было столько страсти, столько убежденности, что слезы быстро высыхали, и ученицы восторженно внимали своему Учителю.
Прошли первые полгода обучения. Супруги Эже предложили Шарлотте и Эмили остаться еще на полгода в качестве учительниц французского и музыки. В ноябре сестры вынуждены были покинуть Брюссель из-за кончины тети Элизабет. Вскоре в Хоуорт пришло письмо от супругов Эже, которые уговаривали девушек вернуться. Эмили осталась ухаживать за отцом, а Шарлотта в январе 1843-го решила снова ехать в Брюссель. Очутившись в пансионе мадам Эже, Шарлотта очень скоро пожалела о своем решении. Быть учительницей, да еще в иностранной школе, - совсем не то, что быть ученицей. Укрощение буйных бельгиек оказалось нелегким делом для чувствительной Шарлотты. Отрадными были лишь часы, когда она давала уроки английского Константену Эже. Опытная мадам Эже еще до того, как Шарлотта сама осознала природу своего чувства, догадалась, что юная учительница влюбилась в ее супруга. Но мадам Эже не нужен был скандал в собственной школе; она ничего не говорила Шарлотте, но заметно охладела к ней. Когда, наконец, Шарлотта сама разобралась в происходящем, то подала прошение об уходе. Мадам Эже, понятное дело, не возражала, ее супруг был против. Решение Шарлотты было твердым, и в канун нового года она покинула Брюссель - на этот раз навсегда.
Увы, расстояние лишь обострило чувство. И полетели письма из Хоуорта в Брюссель...
"Я не знаю покоя ни днем, ни ночью. Если вы полностью лишите меня своей дружбы, у меня более ничего не останется в жизни..."
"Каждый день жду вашего письма, и каждый день приходит разочарование... Я теряю сон и аппетит, я угасаю..."
Учитель не отвечал на страстные письма Шарлотты; это было суровое, но, пожалуй, верное решение: он не собирался оставлять любимую жену и шестерых детей. Мсье Эже рвал письма и бросал их в корзину для бумаг. Его супруга, однако, собирала клочки, сшивала их нитками и хранила у себя. Зачем? Кто знает... То ли просто считала эти письма интересными, то ли думала, что они могут пригодиться. Почти два года Шарлотта посылала учителю письма, пока, наконец, не сдалась...
Летом 1845 года в Хоуорт вернулась Энн, уволившись от Робинсонов. Спустя две недели вернулся и брат, уволенный оттуда же со скандалом. После этого случая Брануэлл не предпринимал больше попыток устроиться на работу, спивался, курил опиум. Вся его предшествующая жизнь оказалась сплошной неудачей: поехал поступать в Королевскую академию художеств, но на полпути прокутил все деньги; открыл студию в Брадфорде, но прогорел; устроился клерком в железнодорожную компанию, но был уволен за небрежное отношение к своим обязанностям...
Итак, вся семья была в сборе. Тоскливо тянулись дни в хоуортской глуши, пока осенью не произошло событие, изменившее течение жизни семьи. Однажды Шарлотта наткнулась на тетрадку стихов, написанных рукой Эмили. Находке она не удивилась, поскольку знала о литературных занятиях сестры. Но то, что она прочла, потрясло ее: это были не обыкновенные пробы пера, а нечто несравненно большее. У Шарлотты несколько недель ушло на то, чтобы убедить Эмили, что столь прекрасные стихи должны быть напечатаны. Между тем Энн скромно предложила Шарлотте взглянуть и на ее труды. Оказалось, что стихи Энн тоже весьма неплохи. Поскольку и сама Шарлотта писала стихи, сестры решили составить сборник из произведений всех троих и попытаться его напечатать. Не желая предавать огласке свои собственные имена, они изобрели псевдонимы, совпадавшие с их инициалами: Каррер (Сurrег) Белл для Шарлотты (Сharlotte), Эллис (Ellis) Белл - для Эмили (Еmily) и Эктон (Асton) Белл - для Энн (Аnnе). Теперь предстояло найти издателя. Шарлотта остановила свой выбор на фирме "Эйлот и Джонс" в Лондоне, и там согласились напечатать сборник. Сёстры были счастливы. Вдохновленные перспективой издаваться, они решили, что напишут три романа и выпустят их под теми же псевдонимами. Закипела работа. Шарлотта писала своего "Учителя" (Тhe Professor). Эмили - "Грозовой перевал" (Wuthering Hights), Энн - "Агнес Грей" (Аgnes Grеу).
В мае 1846-го вышел долгожданный сборник стихов. Увы, продано было всего... два экземпляра. Но неудача не охладила творческого пыла сестер. Романы вскоре были закончены, и начались скитания рукописей по издательствам. В конце концов некий второразрядный издатель, Томас Ньюби, согласился напечатать "Грозовой перевал" и "Агнес Грей", однако роман Шарлотты отверг. Рукопись "Учителя" продолжила свой путь.
Все это время Шарлотта работала над вторым романом, который назвала "Джейн Эйр".
В августе 1847 года Шарлотта получила очередной, шестой отказ, на этот раз от издательства "Смит, Элдер и компания". Как это ни странно звучит, отказ был обнадеживающим, ибо в письме содержалось и предложение: если автор в данное время работает над другим, более крупным по объему произведением, то пускай поторопится закончить его и прислать рукопись в издательство. Спустя три недели Шарлотта отправила им готовую рукопись романа "Джейн Эйр". Глава фирмы, Джордж Смит, взял рукопись домой на воскресенье, читал ее весь день и не лег спать, пока не прочел до конца. Уже в октябре книга Каррера Белла была отпечатана и молниеносно раскупалась. Успех был грандиозным.
Спустя три месяца, когда уже вышло второе издание, Эмили и Энн уговорили Шарлотту открыться ничего не ведающему отцу.
- Папа, я написала книгу, - сказала старшая дочь, войдя в его кабинет.
- Вот как, дорогая? - рассеянно произнес отец, не прерывая своих занятий.
- Но, папа, я хочу, чтобы ты взглянул на нее.
- Ты же знаешь, я не в состоянии читать рукописный текст. ( За несколько месяцев до этого отцу оперировали катаракту.)
- Но книга уже напечатана.
- Надеюсь, ты не позволила втянуть себя в излишние расходы?
- Напротив, я рассчитываю заработать. Позволь мне прочесть несколько рецензий.
ooo
Выслушав их, отец попросил оставить книгу в кабинете. А вечером собрал всех детей за чаем (что случалось крайне редко) и взволнованно объявил:
- Дети, Шарлотта написала книгу: по-моему, получилось лучше, чем можно было ожидать!
Отец не подозревал, что за месяц до этого были опубликованы также романы Эмили и Энн: Томас Ньюби. наблюдая успех романа Каррера Белла, вспомнил, что у него в издательстве пылятся рукописи двух других Беллов, и скоренько тиснул их. Выпушенное в спешке издание было скверного качества, со множеством опечаток. Оба романа, к сожалению, были восприняты читателями с безразличием. Критики называли первый из романов слишком мрачным, а второй - просто скучным. Понятно, что сестры были расстроены, в особенности на фоне успеха Шарлотты. Они так и не осмелились рассказать отцу о своих публикациях.
А Джордж Смит уже заказал Шарлотте новый роман. Она начала "Ширли" (Shirly). Эмили вроде бы тоже начала сочинять роман, но потом бросила, уничтожив черновики. Энн вдохновенно работала над "Незнакомкой из Уайлд-фелл-Холла", а закончив роман, отправила рукопись Томасу Ньюби по его просьбе. Энн не подозревала, что этот издатель задумал провернуть аферу. Выпустив "Незнакомку" в июне 1848 года, он разрекламировал ее с намеком, будто она написана автором (даже не авторами!) романов "Джейн Эйр" и "Грозовой перевал"; и, хуже того, предложил "Незнакомку" американской фирме "Харпер базарс" (с ней у Смита уже имелось соглашение о продаже прав на выпуск следующего романа Каррера Белла), выдав это произведение Эктона Белла за произведение Каррера Белла. Возмущенный Смит тут же послал в Хоуорт письмо Карреру Беллу с вопросом: это правда, что Эктон Белл - псевдоним Каррера Белла? И почему его, Смита, не поставили об этом в известность? Шарлотта, опасаясь разрыва отношений со "Смитом, Элдером и компанией", уговорила сестру Энн срочно ехать вместе с ней в Лондон, чтобы, предъявив себя в качестве "вещественных доказательств", убедить издателей в том, что Каррер и Эктон - это два разных писателя. Эмили ехать с ними отказалась, поскольку скандал не затрагивал ее интересов.
Сестры пустились в путь и наутро уже стояли перед дверью издательства. К ним вышел 24-летний глава фирмы, Джордж Смит. Шарлотта молча протянула ему его же собственное письмо к "Карреру Беллу".
- Где вы это взяли? - резко спросил он.
- На почте. Оно было адресовано мне. - Шарлотта рассмеялась, видя изумление издателя, и выпалила, забыв, что Эмили просила не впутывать ее в это дело: - Мы три сестры!
Смит потрясение глядел на стоящую перед ним хрупкую 32-летнюю женщину в очках: ведь он-то был уверен, что Каррер Белл - мужчина!
Сестры вернулись домой счастливые: они стали добрыми друзьями со Смитом. Издатель пообещал переиздать их совместный сборник стихов. Между ним и сестрами завязалась оживленная переписка. Казалось, в мрачный дом пастора, наконец, заглянуло солнце. Увы, ненадолго.
24 сентября умирает Брануэлл. На его похоронах сильно простудилась Эмили. У нее развился туберкулез. Эмили замкнулась, отказывалась принимать лекарства, а 19 декабря ушла из жизни. Но на этом несчастья семьи Бронте не кончились. Вскоре и у Энн появились симптомы той же болезни. Несмотря на то, что она выполняла все предписания врачей, ее состояние ухудшалось. Весной 1849 года Энн упросила Шарлотту и Эллен Насси отвезти ее в Скарборо, на восточное побережье. Там она в течение трех дней наслаждалась солнцем, улыбалась морю и скалам, а 28 мая тихо скончалась. Ее последние слова: "Мужайся, Шарлотта..."
В доме пастора воцарилась тишина, нарушаемая лишь тиканьем настенных часов. Отец почти не выходил из кабинета. Шарлотта продолжала работать над "Ширли". В октябре роман был опубликован и тепло встречен читателями. Смит заказал ей новый. Шарлотта написала "Городок" (Villette). Роман вышел в январе 1853-го и тоже был хорошо принят. После этого, увы, наступил творческий кризис. Жизненный материал, откуда Шарлотта брала сюжеты, был исчерпан. Издатели стали терять интерес к Шарлотте. Впереди ее ожидали одиночество и безысходность. В страхе перед подобной перспективой она была готова принять практически любое матримониальное предложение...
Преподобный Артур Белл Николе был на два года моложе Шарлотты. С 1845 года он являлся помощником пастора в Хоуорте. Это был довольно угрюмый, замкнутый молодой человек с сильными религиозными убеждениями. Шарлотта находила его скучным. В последнее время она стала замечать, что он теряется и смущается в ее присутствии. Поэтому, когда однажды вечером он постучался в дверь гостиной. Шарлотта мгновенно поняла, что сейчас последует. Бледнея, дрожа и запинаясь, он сделал ей предложение. Шарлотта ответила, что подумает. Однако отец не дал своего благословения. Николе едва не лишился рассудка - так сильно он любил Шарлотту. Он уехал из Хоуорта, но продолжал писать ей. В конце концов отец оттаял и дал согласие на брак. 29 июня 1854 года Артур и Шарлотта поженились. Была ли Шарлотта счастлива в браке? Трудно сказать...
В январе 1855-го у Шарлотты начались приступы тошноты и слабости. Она еще до этого подозревала, что беременна. Вызванный врач подтвердил диагноз. Беременность протекала очень тяжело. Шарлотта слабела с каждым днем, почти ничего не ела и в конце концов вообще перестала радоваться будущему появлению ребенка. Крайне взволнованный Артур вызвал самого лучшего врача в округе. Тот заявил, что недомогание продлится до конца беременности, но оно не представляет угрозы для жизни.
Увы, улучшения не наступало. Начались приступы горячечного бреда. Шарлотта впала в беспамятство. 31 марта 1855 года ее не стало. Истинная причина смерти не ясна до сих пор.
Убитый горем Артур преданно ухаживал за мистером Бронте на протяжении всех шести лет, которые судьба отмерила отцу после смерти Шарлотты.
После того, как последний из Бронте покинул этот мир. Артур уехал к себе в Ирландию, забрав с собой портрет любимой жены, ее свадебное платье и
ее письма...
ooo
Шли годы, но интерес к жизни и произведениям сестер Бронте не ослабевал.
В 1857 году в издательстве Смита вышли: 600-страничная биография Шарлотты Бронте, написанная ее знакомой, известной писательницей Элизабет Гаскелл, и многострадальный роман Шарлотты "Учитель", который ей так и не довелось увидеть в напечатанном виде. В 1860 году в одном из журналов был опубликован фрагмент ее незаконченного романа "Эмма".
Произведения трех сестер Бронте многократно переиздавались.
В 1928 году хоуортский пасторат стал музеем - ныне всемирно известным. Ежегодно его посещают около 100 тысяч человек.
И сегодня - здесь тот же ландшафт, те же вересковые пустоши, та же пасторальная тишина.
Необходимое послесловие
Итак, автору версии об убийстве Шарлоттой своих близких, судя по всему, показалось подозрительным, что младшие сёстры покинули этот мир с интервалом всего в полгода и с одинаковым диагнозом (официально - туберкулёз); а раз так, значит им кто-то помог.
Жаль, что ваш покорный слуга не знаком лично с этим "следопытом", а то предложил бы ему, ещё более сногсшибательные факты в поддержку его теории. Ведь автору этих строк, а теперь и всем прочитавшим эту статью, доподлинно известно как минимум ещё о... четырёх(!) трупах, которых можно записать на счёт дьяволицы Шарлотты!
Во-первых, всего тремя месяцами ранее Эмили преставился её брат. Подозрительное совпадение, не правда ли? К тому времени "киллерский" стаж" Шарлотты насчитывал уже... 27 лет. Будучи пяти лет от роду, она отправляет на тот свет свою родную мать, а четыре года спустя, войдя во вкус, уничтожает двух своих старших сестёр, Элизабет и Марию, дабы главенствовать в семье. Жуть!
...Если же серьёзно, то авторам подобного рода сенсаций не мешало бы лучше знать биографию Шарлотты и её семьи. Напомню одну фразу из нашей статьи: "Более нездоровое место, чем городок Хоуорт, трудно было сыскать во всей Англии". И далее - ужасающие цифры смертности среди жителей. Это сейчас туберкулёз - болезни зэков и бомжей, в 19-м веке сей недуг косит всех подряд.
 
 
 
 
(Орфография источника сохранена) 

 
© Митрофанова Екатерина Борисовна, 2009 |