Суббота, 18.11.2017, 14:53Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Статистика



            # # # # # #
              # # # # #

Дневники Шарлотты Бронте
 
 
«22 июня 1830 г. 6 часов пополудни.
Гаворт близ Бредфорда
 
<...> Странный случай произошел 22-го июня 1830 г. В это время папа был очень болен; он не вставал с постели и был так слаб, что не мог приподняться без посторонней помощи.
Тэбби и я, мы были одни на кухне около половины девятого утра. Вдруг услыхали мы стук в дверь. Тэбби встала и отперла ее. Показался старик, оставшийся стоять за дверью. Он обратился к ней с такими словами:
Старик: Здесь ли живет пастор?
Тэбби: Да.
Старик: Я желаю видеть его.
Тэбби: Он очень болен и лежит в постели.
Старик: У меня есть к нему поручение.
Тэбби: От кого?
Старик: От Господа.
Тэбби: От кого?
Старик: От ГОСПОДА. Он велел мне сказать, что жених идет, и мы должны готовиться встретить его; что веревки скоро будут порваны и золотая чаша разбита; что кувшин будет разбит у колодца[1].
Этим он окончил свою речь и вдруг порывисто повернулся и ушел. Когда Тэбби заперла дверь, я спросила ее, знала ли она его. Она отвечала, что никогда прежде не видала его и никого похожего на него. Хотя я совершенно уверена, что это был какой-нибудь фанатичный энтузиаст, может быть, очень благонамеренный, но не имеющий никакого понятия об истинной религиозности, однако я не могла не заплакать при его словах, произнесенных так неожиданно и в такое необыкновенное время»[2].
 


«История 1829 года.

<...> Я пишу это, сидя на кухне в доме священника в Хоуорте; Табби, служанка, моет посуду после завтрака, а Энн, моя младшая сестра (старшей была Мэри), влезла коленями на стул и рассматривает лепешки, которые испекла для нас Табби Эмили в гостиной подметает ковер. Папа и Брэнуэлл отправились в Кейли, Тетушка наверху в своей комнате, а я сижу за столом и пишу это на кухне. Кейли — маленький городок в четырех милях отсюда. Папа и Брэнуэлл отправились за газетой "Лидс интеллидженсер", превосходной газетой тори — редактирует ее мистер Вуд, а издатель — мистер Хеннеман. Мы выписываем две и читаем три газеты в неделю. Мы выписываем "Лидс интеллидженсер" — тори и "Лидс меркюри" — вигов, которую редактируют мистер Бейнс и его брат, зять и два его сына — Эдвард и Толбот, А читаем мы "Джона Булля", тоже тори, но очень крайняя газета, очень воинственная. Нам ее одалживает мистер Драйвер, а также "Блэквудс мэгэзин", самый отличный журнал, какой только есть. Его редактор — мистер Кристофер Норт, старик семидесяти четырех лет; 1 апреля его день рождения; в его компании Тимоти Тиклер, Морган О’Доэрти, Маррейбин Мордекай, Муллион, Уорнелл и Джейм Хогг, редкий гений, шотландский пастух...[3] 
 
<...> Наши пьесы были созданы: "Молодые люди", июнь 1826, "Наши сотоварищи", июль 1827, "Островитяне", декабрь 1827. Вот наши три великие пьесы, которые не держатся в тайне. Лучшие пьесы Эмили и мои были созданы 1 декабря 1827. Остальные в марте 1828. Лучшие пьесы — значит тайные пьесы, они очень хорошие. Все наши пьесы очень странные[4].
 
<...> "Пьеса молодых людей" возникла из деревянных солдатиков Брэнуэлла, "Наши сотоварищи" — из басен Эзопа, а "Островитяне" из нескольких событий, которые произошли на самом деле. Я опишу происхождение наших пьес более ясно, если сумею. Сначала "Молодые люди". В Лидсе папа купил Брэнуэллу деревянных солдатиков. Когда папа вернулся домой, была ночь и мы уже спали. И вот утром Брэнуэлл пришел к нам с ящиком солдатиков. Мы с Эмили спрыгнули с кровати, я схватила одного и воскликнула:
"Это герцог Веллингтон! Он будет герцог!" Когда я сказала это, Эмили также взяла солдатика и сказала, пусть он будет ее; и Энн, когда спустилась, тоже сказала, что один пусть будет ее, Мой был самый красивенький, самый высокий, самый хороший. А солдатик Эмили был очень серьезный, и мы назвали его "Серьеза". А у Энн он был какой-то маленький, как она сама, и мы дали ему имя "Пажик". Брэнуэлл выбрал своего и назвал его "Буонапарте"»[5].
 
 
 
«31 июня 1829
 
Пьеса "Островитяне" сложилась в декабре 1827 следующим образом. Однажды вечером в те дни, когда ледяная крупа и бурные туманы ноября сменяются метелями, мы все сидели вокруг теплого огня, пылавшего в кухонном очаге, как раз после завершения ссоры с Табби касательно желательности зажигания свечки, из каковой она вышла победительницей, так и не достав свечу. Наступила долгая пауза, которую в конце концов нарушил Брэнуэлл, лениво протянув: "Не знаю, чем заняться". Эмили и Энн тут же повторили его слова.
Т а б б и. Так шли бы вы спать.
Б р э н у э л л. Что угодно, только не это.
Ш а р л о т т а. Табби, почему ты сегодня такая Ах! Что, если у нас у всех будет по своему острову?
Б р э н у э л л. Тогда я выбираю остров Мэн.
Ш а р л о т т а. А я — остров Уайт.
Э м и л и. Мне подходит остров Арран.
Э н н. А моим будет Гернси.
Тогда мы выбрали главных людей для наших островов. Брэнуэлл выбрал Джона Булля, Астли Купера и Ли Ханта; Эмили Вальтера Скотта, мистера Локхарта, Джонни Локхарта; Энн Майкла Сэдлера, лорда Бентинка, сэра Генри Холфорда. Я выбрала герцога Веллингтона и двух сыновей...»[6]
 
 
 
«Мы все вот-вот разделимся, расстанемся, разлучимся. Эмили едет в пансион, Брэнуэлл в Лондон, а я еду стать гувернанткой». «Мы с Эмили уезжаем 27-го этого месяца; то, что мы будем вместе, нас немножко утешает»[7]. (Запись Шарлотты Бронте датирована 1835 годом).
 
 
 
«Моя сестра Эмили поступила на место учительницы в большом пансионе с почти сорока ученицами неподалеку от Галифакса. После ее отъезда я получила от нее одно письмо с просто ужасным описанием возложенных на нее обязанностей: тяжелейший труд с шести утра почти до одиннадцати вечера, всего с одним перерывом в полчаса»[8]. (2 октября 1836 года).
 
 
 
«Я работала около часа. Я чувствовала, что от раздражения и усталости впадаю в своего рода летаргию. Неожиданно мне пришла в голову мысль: неужели мне придется провести большую часть своей жизни в этой беспросветной неволе; подавлять свой гнев глупым бездельем, апатией? Заставлять учиться этих болванов, стараясь выглядеть доброй, терпеливой, старательной? Я должна день за днем сидеть, прикованная цепью к этому стулу, заключенная в пределах этих четырех голых стен, в то время как это яркое летнее солнце светит на небесах, а год движется в его тепле; объявляя мне к концу каждого летнего дня о времени, которое я теряю, которое никогда не вернется обратно? Именно в этот момент появляется какой-то идиот и требует проведения урока. Я думала, меня стошнит от этого!» (Из дневниковых записей Шарлотты Бронте в период ее преподавательской работы в Роу Хеде).
 
 
 
 
Страницы дневника Шарлотты Бронте

 
 
 
 
----------------------------------------------------
[1] Старик говорит словами из Библии, Ветхий Завет, Екклезиаст 12:6.
 
[2] Gаskell Е. The Life of Charlotte Brontё. Vol. I, ch. V. – London: Penguin, 1977; Петерсон О. Семейство Бронте: (Керрер, Эллис и Актон Белль). – СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1895. – С. 37 – 38. (Орфография русскоязычного источника сохранена).  
 
[3] Спарк М. Эмили Бронте — жизнь и творчество // Бронте Э. Грозовой Перевал: Роман; Стихотворения. – М.: Худож. лит., 1990. – С. 376. — (Сестры Бронте. Кн. 3). Перевод с англ. И. Гуровой. (Орфография перевода сохранена).
 
[4] Там же. – С. 374.
 
[5] Там же. – С. 375.
 
[6] Там же. – С. 376.
 
[7] Там же. – С. 382.
 
[8] Там же. – С. 385.
© Митрофанова Екатерина Борисовна, 2009 |