Среда, 22.11.2017, 15:58Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Статистика



            # # # # # #
              # # # # #

Дневники Эмили и Энн Бронте
 
 
Список гондалских географических названий, записанных Энн на переплете учебника по географии, которым пользовались сестры Бронте. Названия эти неоднократно встречаются во взрослых сохранившихся стихах Эмили и Энн:
 
 
Александрия, королевство на Гаалдине.
Алмедор, королевство на Гаалдине.
Элсраден, королевство на Гаалдине,
Гаалдин, большой остров, недавно открытый в Южном Тихом океане.
Гондал, большой остров в Северном Тихом океане.
Регина, столица Гондала.
Ула, королевство на Гаалдине, управляемое четырьмя государями.
Зелона, королевство на Гаалдине.
Зедора, большая провинция на Гаалдине, управляемая вице-королем.
 
 
 
Самая ранняя из сохранившихся «дневниковых бумаг» Эмили и Энн Бронте. Этот автобиографический документ написан 24 ноября 1834 года рукой Эмили, но от имени еще и Энн[1] (на момент написания этого дневника Эмили исполнилось 16 лет; Энн было 14 с половиной):
 
«Я покормила Радугу, Алмаза, Снежинку, Джаспера-Фазана (так называемого). Нынче утром Брэнуэлл ходил к мистеру Драйверу и вернулся с известием, что сэра Роберта Пиля пригласят быть кандидатом от Лидса. Мы с Энн чистили яблоки для Шарлотты, для пудинга и для тетиного... Шарлотта сказала она чудесно готовит пудинги и... ум у нее быстрый но ограниченный. Табби сказала вот сейчас Ну-ка Энн чистьтошку (то есть почисть картошку). Тетя вот сейчас вошла в кухню и сказала где твои ноги Энн а Энн ответила На полу тетя. Папа открыл дверь гостиной и дал Брэнуэллу письмо говоря Брэнуэлл прочти-ка и дай прочесть тете и Шарлотте. Гондалцы исследуют внутренние области Гаалдина. Салли Мосли стирает в чулане за кухней. Первый час мы с Энн не привели себя в порядок не постелили постелей и не сделали уроки мы хотим пойти играть на воздухе. На обед будет Вареная Говядина, Репа, картофель и яблочный пудинг. На кухне совсем не прибрано. Мы с Энн не сыграли гаммы как нам было задано Табби сказала когда я приложила ей к лицу перо Ты бьешь баклуши нет чтобы чистьтошку. Я ответила ах ох ах ох ах ох сию минуту. Тут я встала, взяла нож и начала чистить картошку Папа идет погулять должен прийти мистер Сандерленд. Мы с Энн сказали интересно какими мы будем и чем станем и где будем, если все пойдет хорошо, в 1874 году в этом году мне будет 57. Энн будет 55 Брэнуэллу будет 58 а Шарлотте 59. Надеемся мы все будем тогда здоровы и счастливы. Мы кончаем наше сочинение. Эмили и Энн»[2].
 
Данная заметка содержит также рисунок на левой стороне лицевой страницы внизу локон с подписью: «Прядь леди Джульетты нарисовала Энн».
 
Страницы оригинала данного документа (написанного 24 ноября 1834 года):
 
        
 
 
 
Автобиографический документ, написанный рукой Эмили написанный 26 июня 1837 года, также подписанный Эмили и Энн. Очевидно, эта «дневниковая бумага»  составлена по случаю дня рождения брата: 26 июня 1837 года Патрику Брэнуэллу Бронте исполнилось 20 лет.
 
На момент написания этой бумаги Эмили Бронте исполнилось восемнадцать лет; Энн, соответственно, было 17. Она находилась на летних каникулах в роухедской школе:

«Понедельник вечером 26 июня 1837

Четыре часа с небольшим Шарлотта шьет в комнате у тети Брэнуэлл читает ей Юджина Арама* мы с Энн пишем в гостиной Энн – стихотворение начинающееся Был вечер светел, ярок был закат — я жизнь Августы Альмеды первый том четвертую страницу от конца чудесный немного прохладный немного облачный но солнечный день Тетя шьет в своей маленькой комнате папы дома нет Тэбби на кухне – императоры и императрицы Гондала и Гаалдина готовятся отплыть из Гаалдина в Гондал для подготовки к коронации которая состоится 12 июля Королева Виктория в этом месяце взошла на трон**. Нортенгерленд*** на острове Монсис**** — Заморна***** в Эвершеме******. Все ладно и складно надеюсь также будет и через четыре года когда Шарлотте исполнится 25 лет и 2 месяца — Брэнуэллу ровно 24 это день его рождения — а мне 22 года и 10 месяцев с хвостиком Энн почти 21 с половиной интересно где мы тогда будем и как и какая погода будем надеяться на лучшее

Эмили Джейн Бронте — Энн Бронте»[3].
 
Страница оригинала данного документа (написанного 26 июня 1837 года) с эскизом рисунка Эмили Бронте (в центре), изображающим саму Эмили и ее сестру Энн за столом:
 
 
 
Пояснения к данному документу:

* «Юджин Арам» – роман Булвера-Литтона (1832).

** Королева Виктория унаследовала трон Великобритании 20 июня 1837 года.

*** Нортенгерленд – Александр Перси, граф Нортангерленд является одним из основных действующих лиц Ангрианской саги Шарлотты и Брэнуэлла Бронте

**** Остров Монсис (Обезьяний остров) – один из вымышленных островов к западу от бронтевской Африки.

***** Заморна – Артур Август Адриан Уэллсли, герцог Заморна и король Ангрии является одним из основных действующих лиц Ангрианской саги Шарлотты и Брэнуэлла Бронте

****** Эвершэм (возможно, описка вместо правильного Эвшэм) – вымышленный город в Ангрии.

 
 
 
Автобиографический документ, написанный Эмили в день своего рождения в 1841 году (на тот момент ей исполнилось 23 года):
 
«БУМАГА, подлежащая вскрытию,
когда Энн исполнится
25 лет
или в мой следующий день рождения,
если
все будет хорошо.
Эмили Джейн Бронте. 30 июля 1841 года.
 
Сейчас вечер пятницы, почти 9 часов — сильный дождь и ветер. Я сижу в столовой и пишу этот документ, кончив наводить порядок в ящиках нашего письменного стола. Папа в гостиной, тетя наверху в своей комнате. Перед этим она читала папе «Блэквудс мэгэзин», Виктория и Аделаида* водворены в сарай. Страж** на кухне, Герой*** у себя в клетке. Мы все в полном здравии, как, уповаю, и Шарлотта, и Брэнуэлл, и Энн, из которых первая находится в резиденции Джона Уайта, эсквайра, Аппервуд-Хаус, Родон, второй — в Ладденден-Футе, а третья, думается мне, — в Скарборо**** и, может быть, пишет бумагу, подобную этой. В настоящее время задуман план, чтобы мы устроили собственную школу; пока еще ничего не решено, но я горячо надеюсь, что он не будет оставлен, и сбудется, и оправдает наши самые смелые чаяния. В этот день, четыре года спустя, будем ли мы все так же влачить наше нынешнее существование или устроимся, как мечтали? Время покажет, думаю, что в день, назначенный для вскрытия этой бумаги, мы, то есть Шарлотта, Энн и я, будем, радостные и довольные, сидеть в нашей собственной гостиной в прекрасном процветающем пансионе для молодых девиц, только что собравшись там в Богородицын день. Все наши долги будут уплачены, и у нас будет много наличных денег. Папа, тетя и Брэнуэлл либо только что уехали, погостив у нас, либо должны скоро приехать погостить. Будет прекрасный теплый летний вечер, совсем не похожий на этот унылый вид, и мы с Энн, быть может, ускользнем в сад на несколько минут, чтобы прочитать наши бумаги. Надеюсь, все будет так или лучше. Гондаленд находится в угрожающем состоянии, но открытого разрыва пока не произошло. Все принцы и принцессы королевской крови пребывают во Дворце Просвещения. У меня на руках много книг, но с сожалением должна сказать, что ни одна заметно не продвинулась. Однако я только что составила новое расписание! И должна verb sap свершать великие дела. А теперь я кончаю и посылаю издали призыв мужаться: ребята, мужайтесь! — изгнанной и замученной Энн, желая, чтобы она сейчас была здесь»[4].


          Факсимиле «дневниковой бумаги» 1841 года

 

Пояснения к данному документу:

* Виктория и Аделаида – имена гусей (даны в честь королевы Виктории и её тётки, вдовствующей королевы Аделаиды).

** Страж (Кипер) – собака Эмили.

*** Герой (Неро) – сокол Эмили.

**** В то время, когда была составлена эта бумага, Шарлотта Бронте служила гувернанткой в семействе Джона Уайта, Брэнуэлл работал клерком на железнодорожной станции Ладденден-Фут, а Энн воспитывала детей в семействе Робинсонов, которые на лето переезжали к морю в Скарборо.

 
 
 
Автобиографический документ, написанный Энн, относится к тому же периоду времени, что и предыдущий документ, написанный Эмили:
 
«<...>мне не нравится это место, и я хотела бы найти другое. <…>Мы подумываем открыть собственную школу, но пока ничего толком не решено, и неизвестно, окажется ли это нам под силу или нет. Но, надеюсь, это сбудется. И я думаю о том, в каком положении, и где, и как мы будем в этот день через четыре года, если все окажется хорошо. Мне будет 25 лет и 6 месяцев, Эмили 27 лет, Брэнуэллу 28 лет и один месяц, а Шарлотте 29 лет и четверть года. Сейчас мы все в разлуке, и минует еще много тяжких недель, прежде чем мы свидимся снова, но, насколько мне известно, никто из нас не болен, и все мы так или иначе зарабатываем себе на жизнь, кроме Эмили, но она, правда, занята не меньше каждого из нас, и, в сущности, платит трудом за свой хлеб и одежду, как мы.
 
Как мало знаем мы себя
И меньше — кем могли б мы быть.
 
Четыре года назад я училась в школе. С тех пор я служила гувернанткой в Блэк-Хилле, ушла оттуда, приехала в Торп-Грин, увидела йоркский собор. Эмили побыла учительницей в школе мисс Пэтчет и ушла оттуда. Шарлотта ушла от мисс Вулер, служила гувернанткой у миссис Сиджвик, отказалась от этого места и поступила к миссис Уайт. Брэнуэлл оставил занятия живописью, был гувернером в Камберленде, ушел и поступил клерком на железную дорогу. Табби ушла от нас. Ее заменила Марта Браун. У нас теперь есть Страж и была очень милая кошечка, но мы ее потеряли. Еще у нас есть сокол. Был дикий гусь, но он улетел, и три домашние, но одного зарезали. Ничего этого, как и многого другого, мы в июле 1837 года не ждали и не предвидели. Что-то принесут следующие четыре года? Ведомо это одному Провидению. Но сами мы с того времени изменились очень мало. У меня сохранились все прежние мои недостатки, только я стала разумнее, и опытнее, и лучше научилась владеть собой, чем умела тогда. Как-то будут обстоять дела, когда мы вскроем эту бумагу и ту, которую написала Эмили? Будет ли еще существовать Гондаленд? Что и как там у них произойдет? Сейчас я пишу четвертый том "Жизнеописания Солалы Вернон"...»[5].
 
 
 
Автобиографический документ, написанный Эмили в день своего рождения в 1845 году (на тот момент ей исполнилось 27 лет):
 
«Хоуорт, вторник, 30 июля 1845 г. День моего рождения — дождливый, ветреный, прохладный. Сегодня мне исполнилось двадцать семь лет. Утром мы с Энн вскрыли бумаги, которые написали четыре года назад, когда мне исполнилось двадцать три года. Эту бумагу мы намерены вскрыть, если все будет хорошо, через три года — в 1848-м. Со времени прошлой бумаги 1841 года произошло следующее. План открыть школу был оставлен, и вместо того мы с Шарлоттой 8 февраля 1842 года уехали в Брюссель. Брэнуэлл оставил свое место в Ладденден-Футе. Ш. и я вернулись из Брюсселя 8 ноября 1842 года из-за смерти тети. Брэнуэлл уехал гувернером в Торп-Грин, где Энн продолжала учить детей, в январе 1843 года. В том же месяце Шарлотта вернулась в Брюссель и, пробыв там год, возвратилась в день нового, 1844 года. Энн сама отказалась от места в Торп-Грине в июне 1845 года. Мы с Энн отправились в наше первое длительное путешествие вдвоем 30 июня в понедельник, переночевали в Йорке, вечером во вторник вернулись в Кейли, переночевали там и вернулись домой пешком в среду утром. Хотя погода была не очень хорошая, мы получили большое удовольствие, если не считать нескольких часов в Брэдфорде. И все эти дни мы были Рональдом Маколгином, Генри Ангора, Джульеттой Ангустина, Розабеллой Эсмолдан, Эллой и Джулианом Эгремонами, Катарин Наваррой и Корделией Фицафолд, бежавшими из Дворцов Просвещения, чтобы присоединиться к роялистам, которых сейчас беспощадно теснят победоносные республиканцы. Гондалцы по-прежнему в полном расцвете. Я пишу труд о Первой войне. Энн занята статьями о ней и книгой Генри Софоны. Мы намерены твердо держаться этой компании, пока она нас радует, в чем, счастлива сказать, сейчас ей отказать нельзя. Следует упомянуть, что прошлым летом мысль о школе обрела прежнюю силу. Мы напечатали проспекты, отправили письма всем знакомым, излагая наши планы, сделали все, что могли, но ничего не получилось. Я теперь никакой школы не хочу, да и остальные к ней поостыли. Денег для наших нужд у нас сейчас достаточно, и есть надежда, что их будет больше*. Мы все более или менее здоровы, только у папы побаливают глаза, и еще за исключением Б., но, надеюсь, ему станет лучше, и он сам станет лучше. Сама я вполне довольна: не сижу без дела, как раньше, хотя так же полна сил, и научилась извлекать из настоящего все, что возможно, не томясь по будущему и не досадуя, если не могу делать того, чего желала бы. Редко, если не сказать никогда, страдаю от безделия и желаю только, чтобы все были столь же довольны и чужды отчаянию, как я, и тогда бы мы обитали в очень сносном мире. Оказывается, мы по ошибке вскрыли бумаги 31, а не 30. День вчера не особенно отличался от нынешнего, но утро было божественное. Табби, которая в прошлой бумаге нас оставила, затем вернулась, и прожила с тех пор у нас два с половиной года, и находится в добром здравии. Марта** тоже уходила и тоже опять здесь. У нас есть Флосси***, был Тигр****, но мы его лишились, как и Героя — сокола. Его отдали вместе с гусями, и он, наверное, погиб когда я вернулась из Брюсселя, то наводила справки о нем у всех, но ничего не узнала. Тигр умер в начале прошлого года. Страж и Флосси здоровы, как и канарейка, которая появилась четыре года назад. Сейчас мы все дома, и, вероятно, надолго. Во вторник Брэнуэлл уехал в Ливерпуль погостить там неделю. Табби, совсем как прежде, допекает меня своим «чистьтошку». Не будь дождя и свети солнце, мы с Энн собирали бы черную смородину. Продолжать я дальше не могу, надо перелицовывать и гладить. У меня много всякой работы, я пишу и вообще очень занята. С наилучшими пожеланиями всему дому до 30 июля 1848 года и еще как можно дольше. Я кончаю. Эмили Бронте»[6].
 

 
 
«Дневниковая бумага» Эмили Бронте 1845 года. Второй лист. Внизу зарисовка,
сделанная Эмили Джейн Бронте, изображающая саму Эмили со своими домашними питомца
 
 
Пояснения к данному документу:

* «Денег для наших нужд у нас сейчас достаточно, и есть надежда, что их будет больше»: Эмили имеет в виду возможные дивиденды от размещения железнодорожных акций, в которые сёстры вложили небольшое тётушкино наследство.

** Тэбби (Эйкройд) и Марта (Браун) – служанки в доме Бронте.

*** Флосси – спаниель Энн Бронте.

**** Тигр – домашний кот.

 
Энн в «бумаге ко дню рождения» признается, что ей пришлось столкнуться с «…некоторыми очень неприятными сторонами человеческой натуры, о которых я помыслить не могла», во время службы у Робинсонов[7].
 
«Нам с Э. предстоит много работы. Когда мы уменьшим ее, как требует благоразумие?.. Мы еще не кончили "Гондалские хроники", которые начали три с половиной (года) назад. Когда они будут завершены?» «<…>Что до меня, то вряд ли можно чувствовать себя более опустошенной и постаревшей духом»[8].
 
 
 
 
 
 
----------------------------------------------------
[1] Такие записи Эмили и Энн делали регулярно каждые четыре года и складывали свои бумаги в небольшую жестяную коробку (иногда обозначаемую как «оловянную коробку»), найденную в 1895 году мужем Шарлотты Артуром Беллом Николлсом, который послал бесценные записи биографу Бронте Клементу Шортеру. Напомним, что первые две «дневниковые бумаги», относящиеся к 1834 и 1837 году, были составлены совместно Эмили и Энн, но написаны, главным образом, от руки Эмили, а подписаны обеими. Последующие дневники (от 1841 и 1845 года) Эмили и Энн Бронте написали каждая по отдельности. Девушки давали себе обещание вскрывать все эти бумаги на четвертую годовщину по их написании.
 
[2] Спарк М. Эмили Бронте — жизнь и творчество // Бронте Э. Грозовой Перевал: Роман; Стихотворения. – М.: Худож. лит., 1990. – С. 380. — (Сестры Бронте. Кн. 3). Перевод с англ. И. Гуровой. (Орфография перевода сохранена). Сохранена пунктуация оригинала. Имеющиеся в нем орфографические ошибки не воспроизводились. (Примеч. переводчика).
 
[3] Кружков Г. Пироскаф: Из английской поэзии XIX века. – СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2008. – С. 282. Цит по: Barker J. The Brontёs. – New York, 1996. – P. 271. (В переводе сохранена пунктуация оригинала). 
 
[4] Спарк М. Эмили Бронте — жизнь и творчество // Бронте Э. Грозовой Перевал: Роман; Стихотворения. – М.: Худож. лит., 1990. – С. 389 – 390. — (Сестры Бронте. Кн. 3). Перевод с англ. И. Гуровой. (Орфография перевода сохранена). 
 
[5] Там же. – С. 392 – 393.
 
[6] Там же. – С. 404 – 405.
 
[7] Там же. – С. 406.
 
[8] Там же. Во всех заметках сохранена пунктуация оригинала. Имеющиеся в нем орфографические ошибки не воспроизводились. (Примеч. переводчика).
© Митрофанова Екатерина Борисовна, 2009 |